01-09-2014 16:57

Казус добровольца: оснащение милицейское, задачи боевые

МВД озвучило обещание оснастить добровольческие батальоны тяжелым вооружением.

В сообщении советника министра МВД Антона Геращенко говорится о предоставлении крайне необходимой на фронте противотанковой бронетехники, артиллерии и минометов бойцам батальона «Донбасс». Вскользь упомянуто, что и другие добровольческие батальоны получат усиление крупнокалиберными пулеметами, автоматическими и ручными гранатометами, малокалиберными автоматическими пушками.

Ребятам, которые воюют уже не один месяц, пообещали завтра дать то, что им крайне было необходимым еще вчера. Видать, не только история, а и официальные лица из руководства АТО не терпят сослагательного наклонения. Поэтому не говорят о возможном более оптимистическом исходе операции по взятию и удержанию Иловайска, если бы брошенные на штурм города добровольческие батальоны были обеспечены чем-то более существенным, чем автоматами. Теперь же заглаживать вину перед бойцами, которые попали под удар значительно превосходящих сил противника, будут проверенным не одной войной способом. В МВД пообещали, что участники иловайской операции будут представлены к наградам за мужество и стойкость. О том, что многие – посмертно, деликатно умолчали.

В то же время  на пикете здания Минобороны с требованием немедленно дать добровольческим батальонам в Иловайск подкрепление людьми и тяжелым вооружением, вышедший к многотысячной толпе штабной вояка по части боевого оснащения добровольцев все пояснил достаточно четко. Дескать, артиллерия и минометы должны быть на вооружении только у подразделений Минобороны. То есть, у Нацгвардии, "Донбасса" и "Азова" – нет? Но даже если так, то почему по факту и батальоны теробороны, которые подчиняются Минобороны, не вооружены должным образом? Может, это свидетельствует о фатальном непонимании на самом высоком уровне роли, значения и задач добровольческих батальонов? Ведь совершенно очевидно, что функции этих подразделений уже давно вышли за рамки охраны общественного порядка или охраны стратегических объектов. И почему даже после ряда боевых успехов на передовой полномочия добровольческих батальонов остаются дискуссионным вопросом?

Довольно детальный анализ роли и задач таких батальонов представил журналист Юрий Бутусов.

Итак, в Украине существует четыре вида добровольческих воинских частей, формируемых преимущественно из добровольцев:

— батальоны Территориальной обороны (БТРО);

— батальоны специального назначения МВД;

— резервные батальоны Национальной гвардии:

— добровольческий корпус "Правый сектор".

Батальоны Территориальной обороны

БТРО подчиняются Министерству обороны. Их создание предусмотрено действующим мобилизационным планом. Комплектование БТРО осуществляется военкоматами по планам, утвержденным мобилизационным управлением Генштаба. Офицеров БТРО назначает Генштаб, а в тех случаях, когда какие-либо структуры власти рекомендуют офицеров из числа местных добровольцев, военные комиссариаты стараются идти навстречу.
Один из наиболее известных батальонов — "Айдар" — является 24-м батальоном Территориальной обороны Луганской области и подчиняется Минобороны, а не МВД. "Айдар" является исключением из правил — он создавался без участия военного комиссариата Луганской области, мобилизационным пунктом батальона является сам его командир.

БТРО в военное время предназначены для охраны стратегических объектов и коммуникаций. Их численность по старому штату составляла 426 человек, оснащенных исключительно легким пехотным вооружением.

В БТРО значительная часть личного состава состоит не из добровольцев, а из мобилизованных граждан. Дело в том, что БТРО формируется по приказу Генштаба, и к определенной дате — очень короткому сроку, военный комиссариат заполняет все вакансии. Если на учете есть добровольцы, которые подходят по военно-учетной специальности — их берут, а остальной состав призывается.

Ряд БТРО полностью состоят из мотивированных добровольцев — это, прежде всего, 20-й батальон Днепропетровской области, 11-й батальон из Киева «Киевская Русь», а также 24-й батальон Луганской области "Айдар". Боевые качества многих БТРО высоко ценит армейское командование. БТРО созданы в каждой области в зависимости от ее мобилизационного потенциала. Подписаны приказы на создание 31 БТРО.

 

Резервные батальоны Нацгвардии

Создано три резервных батальона Нацгвардии. Подписан приказ на создание четвертого батальона.

"Донбасс" — батальон Нацгвардии, командующий НГУ — генерал Полторак.

Все батальоны Нацгвардии полностью укомплектованы добровольцами, включая офицерский состав, который определяют и представляют сами командиры батальонов.

Батальоны Нацгвардии изначально создавались для поддержания общественного порядка в зоне Антитеррористической операции. Они изначально оснащались исключительно легким пехотным вооружением. Уже в ходе самой АТО их штат был усилен тяжелым пехотным вооружением, вплоть до зенитных установок ЗУ-23. Однако батальоны не имеют штатной бронетехники и артиллерии, хотя в результате боев, помощи МВД и волонтеров отдельные образцы бронетехники и минометов на вооружение добровольцев Нацгвардии поступили. Штатная численность батальона Нацгвардии в настоящий момент — 460 человек.

Добровольческие батальоны и роты специального назначения МВД

Добровольческие батальоны и роты МВД подчиняются управлениям внутренних дел разных областей.

"Азов" — это батальон милиции УВД Киевской области, "Днепр" — батальон милиции УВД Днепропетровской области.

Это структуры по поддержанию общественного порядка и для патрульно-постовой службы. По штату они оснащаются исключительно легким стрелковым оружием, даже без гранатометов. Им передаются отдельные образцы боевой техники и тяжелого пехотного вооружения, но это происходит не системно, а в инициативном порядке. В настоящее время есть приказы о создании 33 добровольческих батальонов и рот милиции специального назначения. Штатная численность их боевого состава — от 30 до 400 человек.

"Правый сектор"

Это единственное в своем роде добровольческое вооруженное формирование, которое признано государством как неофициальная воинская часть, но при этом не входит в структуру управления какой-либо государственной структуры. Однако отряды "ПС" находятся в оперативном подчинении командования АТО. Эти отряды не имеют никакой штатной структуры, и состав их в основном переменный, поскольку туда едут воевать люди, которые не могут поступить на военную службу на длительное время. Численность постоянного состава "ПС" — около батальона, они воюют на одном из участков фронта.

 

Цели создания добровольческих батальонов Нацгвардии


Для выполнения задач поддержания общественного порядка в Донбассе было создано два батальона добровольцев Национальной гвардии, которые были полностью сформированы из активистов Майдана. Однако мобилизационный ресурс тех, кто был немедленно готов бросить все и уехать на войну, был невелик. Обеспеченность и оснащение добровольцев были на очень низком уровне.

Но эти два батальона вместе с отрядом спецназа МВД "Омега" были единственными частями, которые были немедленно переброшены в район Славянска для блокады террористической базы.

Именно первые два батальона Нацгвардии выполнили огромный и неоценимый объем фронтовой работы, пока страна возрождала армейские части, которые перебрасывались на фронт отдельными подразделениями. Ничего другого просто не было. Батальон "Донбасс" в составе Нацгвардии был создан, поскольку спецбатальон милиции Донецкой области руководство УВД само сформировать не смогло. Именно поэтому для донецких патриотов Украины "Донбасс" стал главным мобилизационным пунктом.


Цели создания добровольческих батальонов МВД

В марте-мае 2014 года в результате развала системы управления государством и тяжелого экономического и политического кризиса операция российских спецслужб по организации вооруженных террористических акций в Украине поставила под угрозу способность государства обеспечить правопорядок.

А стабилизировать ситуацию надо было немедленно и в большинстве регионов. Кроме того, нельзя было быстро заменить кадровый состав МВД гражданскими лицами, а массовое увольнение сотрудников милиции могло только увеличить количество сторонников сепаратистов. Добровольцы МВД, как правило, хотели навести порядок и защищать интересы Украины в своем населенном пункте. Запись в армию, как известно, не дает права заниматься правоохранительной деятельностью. И не все могут себе позволить добровольно записаться и уехать на службу из своего города.

Инициативу создания полностью добровольческих формирований МВД выдвинула Днепропетровская облгосадминистрация. А создание таких отрядов позволило стабилизировать ситуацию в большинстве областей Украины и позволяет контролировать борьбу с террористическими группами на Юго-Востоке Украины. Кроме того, важно отметить, что благодаря взаимодействию добровольцев с милицией значительно улучшились связи МВД с обществом.
Некоторые добровольческие батальоны МВД ничуть не уступают по уровню дисциплины и боевым качествам регулярным армейским подразделениям.

Боевое применение добровольческих батальонов — скандалы и проблемы

Наибольшая часть обвинений со стороны ряда критиков, причем высокопоставленных, в адрес добровольческих формирований связана с тем, что некоторые отряды не всегда демонстрируют дисциплину в бою. Они мало связаны субординацией.

Да, во многом это правда. Но не считаю эти обвинения справедливыми. Что собой представляют добровольческие батальоны МВД, Нацгвардии и Территориальной обороны? Это, по сути, импровизированные общественные организации патриотов.

Ведь в Украине давно забыты военные сборы, и резервные части никогда не развертывались. Особенно остро это сказалось на командном составе. Существует острая нехватка сержантского и младшего офицерского состава. А ведь это костяк любой воинской части.

Это очень правильно — предъявлять к добровольцам высокие боевые требования. Но ведь нельзя игнорировать реальные боевые качества подразделений. Можно критиковать, но не обвинять. Военнослужащие, даже самые мотивированные, не имея должного уровня индивидуальной и групповой тактической подготовки, боевой слаженности, в первых боевых столкновениях в составе неопытных подразделений ведут себя по-разному. Так бывает на войне. Это надо исправлять путем совершенствования боевой подготовки, это не исправить приказами: "Держитесь!"

Если бы государство предоставило профессиональный офицерский состав — тогда ситуация была бы иной. Но готовых кадров у нас не хватает даже в самой армии — они закаляются в этой войне.

Главной проблемой боевого применения добровольческих батальонов является недостаток боевой подготовки — прежде всего отсутствие слаженности как в своем подразделении, так и с другими частям и родами войск, слабое взаимодействие с артиллерией и бронетехникой. Эти проблемы сложно устранить прямо на месте, на линии фронта. Большинство быстро учится, но кое-кто не успевает.

Требования добровольческих батальонов выдать им тяжелое вооружение — бронетехнику и артиллерию — связано с изменением характера боевых действий. Когда принималось решение об отправке добровольческих батальонов, боевые действия носили характер полицейской операции. В тех условиях основной формой боевых действий были операции малых групп, проведение зачисток, охрана блок-постов, диверсионные акции. Но начиная с июля обстановка резко изменилась.

В условиях массового применения с начала июля квалифицированными российскими военными специалистами артиллерии и минометов, тяжелого пехотного вооружения и бронетехники стало очевидно, что уровень вооружения и боевой подготовки добровольческих частей не отвечает характеру боевых действий на линии фронта.

Да, некоторые командиры нескольких добровольческих частей не смогли в ряде боевых столкновений самостоятельно организовать взаимодействие с приданной бронетехникой и артиллерией. Но у меня рука не поднимается осуждать далеких от военного дела людей, которые два-три месяца назад записались в милицию и ходили в патрули, а им приходится идти в атаку под прикрытием огневого вала и танков на противника, оборудовавшего укрепрайон и поддержанного бронетехникой, гаубицами, минометами и тяжелыми РСЗО. Тем более что случаи замешательства проявляли неоднократно и некоторые регулярные армейские части. Это отсутствие опыта. У людей не было ни училища, ни полигона. Война — это их университет. И не все с первого и даже со второго раза сдают свой экзамен.

Может быть, просто стоит планировать операции исходя из реальных возможностей войск? А не из тех соображений, что любой приказ надо выполнять любой ценой. Если бы командование АТО вовремя почувствовало изменение характера боевых действий и вовремя скорректировало стратегию боевого применения добровольческих частей, многие кризисы удалось бы предотвратить. Части, сформированные для охраны тыла, зачисток и диверсий, не могут рассматриваться как штурмовые. Это абсурд.

Добровольческие батальоны должны входить либо в состав постоянных слаженных армейских боевых групп, с которыми постоянно нарабатывается взаимодействие, либо должны получить полный комплект вооружения — танки и артиллерию, насколько хватает расчетов и экипажей, отработать слаженность хотя бы в небольшой срок и выполнять самостоятельные боевые задачи. Я лично в самых высоких кабинетах отстаиваю первый путь — постоянные автономные смешанные боевые группы ВСУ и добровольческих частей. Но понимаю, что в этой обстановке на фронте он сейчас невозможен.

Поэтому для тех частей добровольцев, которые находятся на переднем крае, абсолютно необходима ускоренная передача тяжелого вооружения всех типов.

С 10 августа в Украину вторглись отдельные подразделения регулярных вооруженных сил РФ. 24 августа российское вторжение стало широкомасштабным.

Необходимо изменение не только стратегии операции в Донбассе, но и тактики боевого применения наличных частей.

Могут ли добровольцы поднять бунт?

Страх некоторых действующих руководителей я считаю одним из самых глубоких и ошибочных заблуждений.

Свергнуть власть может только народ. Наоборот, в море хаоса именно организованные и патриотичные части добровольцев являются наиболее дисциплинированной основой власти.

Мне жаль, что Верховный Главнокомандующий не понимает необходимости поддержки и личного контакта с командирами добровольческих частей. Это, мягко говоря, недальновидность. В то время как ближайшие соратники президента Юрий Стець, Юрий Луценко, Юрий Косюк убеждают Петра Порошенко в необходимости видеть в добровольческих частях не угрозу, а опору, руководитель страны не проводит личных встреч с командирами батальонов.

Этот страх, который формируют какие-то неадекватные советники Петра Алексеевича, иррационален. Это страх перед неуправляемым. Да, батальоны политизированы. Да, батальоны пишут в "Фейсбук", если их окружают или накрывают "Ураганами". Но ведь это не армия. Так зачем же к ним относиться как к регулярной армии? Давайте их довооружим и дообучим — и тогда будем ставить им армейские задачи. Давайте им менять некомпетентных командиров на компетентных. И будем спрашивать жестче.

Я вижу в этом неартикулированном конфликте только корпоративную ревность некоторых недалеких руководителей Минобороны, которые формируют президенту одностороннюю информацию о состоянии дел в Нацгвардии и в батальонах МВД.

Хотел бы заверить и по возможности продемонстрировать Верховному Главнокомандующему, что бойцов всех добровольческих частей, добровольцев, которые служат в регулярных частях МО, СБУ и МВД, объединяет прежде всего любовь к Родине и необходимость отражения российской агрессии. Батальоны не формируются по принципу партийной, ведомственной лояльности.

Один из близких друзей Петра Порошенко, выдающийся иностранный государственный деятель, хорошо знакомый с ситуацией в Украине, сказал мне:

"Выдача добровольцам танков и гаубиц не имеет никакого значения с точки зрения  возможности осуществления государственного переворота. Переворот делают люди с пистолетами. А перевернуть можно только ту власть, которую не поддерживает большинство народа. Ваш враг — Путин. Любой конфликт или взаимное недоверие внутри вашего фронта идут на помощь Путину. Не создавайте себе проблемы — бросайте в бой все, что у вас есть, не жалейте железа. Политика в Украине начнется только после победы. И того, кто эту победу принесет, никто не осудит, и никто не посмеет перевернуть. Мобилизуйтесь и побеждайте".