11-08-2014 16:52

Запрет на импорт: Россия садится на кремлевскую диету

Правительство России утвердило список продуктов, запрещенных к ввозу в Россию. Под санкции попали товары из США, Евросоюза, Канады, Австралии и Норвегии.

Это правительственное нововведение породило волну новых шуток и анекдотов. Например, о том, что теперь россияне, отправляясь за границу, в графе «цель поездки» будут указывать «поесть».

Хотя на самом деле – не до шуток. По крайней мере, трети домохозяйств России, которые рискуют серьезно пострадать от этого решения. Телевизионные бравады отдельных известных россиян о том, что они всячески поддерживают такой гастрономический патриотизм, - не в счет. Вряд ли они ретранслируют мнение той части россиян, у которых на пропитание уходит основная часть семейного бюджета, а экономия даже на еде – единственный способ сводить концы с концами. (Таких  в России – около 30 процентов населения, а из-за ограничений на импорт продовольствия эта цифра вырастет еще).  Ведь совершенно очевидно, что первыми под ударом санкций окажутся именно российские потребители. Причем, самые широкие их слои.

Калининградская область уже оценила масштабы предстоящего продуктового бедствия и призвала Кремль освободить ее от запрета на ввоз импорта в Россию.

Ограничение импорта класса люкс

Категории продуктов, входящих в черный список, выбраны в соответствии с кодами Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Таможенного союза (ТНВЭД). Многие определения, содержащиеся в ТНВЭД, сформулированы не четко. Поэтому судьба некоторых европейских деликатесов – например, испанского хамона и итальяского прошутто –пока не ясна. А вот французские устрицы и фуа-гра – уже однозначно под запретом.

Так что российским гурманам все-таки доведется переключаться на пролетарский продуктовый набор.

Уже сейчас можно уверенно говорить, что под ударом санкций оказались рестораны премиум сегмента, работающие в России. Скажем, в элитных рыбных ресторанах, ориентированных на сырье из Норвегии, уже говорят, что вряд ли смогут найти отечественные аналоги, чтоб в полном объеме «залатать дыры» в меню. Некоторые сорта рыбы вообще нельзя заменить. Впрочем, даже те виды рыбы, которые есть в России, могут оказаться в дефиците.

Серьезные проблемы могут возникнуть с семгой, форелью, лососем.  В Ассоциации производственных и торговых предприятий рыбного рынка России уже предупреждают:  тех объемов, что выращиваются в России в Мурманской области и Карелии, недостаточно, чтобы насытить российский рынок.

Справка:

В I полугодии 2014 года Норвегия экспортировала в Россию 113 тыс. тонн рыбы и морепродуктов на общую сумму $464 млн (из них $303 млн пришлись на продажи лосося). В минувшем году в Россию было ввезено 286 тыс. т норвежской рыбы на $1,14 млрд.

В замешательстве и те заведения, где подают  блюда, в состав которых входит пармезан. Этот сыр весьма популярен в России, а вот подобрать ему равноценную замену - непросто.

О сырах с плесенью и вовсе можно забыть. Полюбившийся российским потребителям «Рокфор» — чисто французское изобретение, а «Дор блю» — немецкий продукт, изготовить который в России не представляется возможным.

Справка:

В 2013 году из стран ЕС в Россию было поставлено 261,5 тыс. т сыров и творога на $1,3 млрд.

И даже с настоящей «Моцареллой» доведется прощаться.  В России есть хозяйства, где делают этот сыр действительно из буйволиного молока с сохранением всей технологии. Но количество таких производителей ничтожно мало в масштабах страны, чтобы обеспечить потребность всех ресторанов и магазинов. 

Впору забывать и о немецких сосисках.  В ресторанах европейской кухни их подавали с тушеной капустой и пивом.

Справка:

Ежегодно россияне употребляли немецкой мясной продукции на сумму порядка $71 млн.



Защитники запрета ввоза импортных продуктов заверяют, что у России есть возможность заменить запрещенные товары отечественными аналогами или импортом из других стран.  Даже если это правда, следует уточнить, что это сразу же отразится на цене продукта.

Скажем, рестораны, специализирующиеся на морских продуктах, всегда отдавали предпочтение импортному сырью.  Логистика упряма: доставлять его с Дальнего Востока  - чрезвычайно дорого.

Справка:

Крупнейшие производители устриц - Франция, США, Япония, Португалия, Ирландия, Канада, Австралия, Норвегия, Испания, Голландия. Особо ценятся французские устрицы, выращенные в провинциях Нормандия, Северная и Южная Бретань, Ре, Маренн д’Олерон, Аркашон. Всего в 2013 году из ЕС, Норвегии, США и Канады в Россию было ввезено 1,3 тыс. т моллюсков на $13,8 млн.

Аналогичная ситуация на рынке фруктов: продукцию от европейских производителей вполне можнозаменить импортом из стран Южной Америки. Однако, логистика показывает, что цена такого товара будет на порядок выше - южноамериканские фрукты по сравнению с европейскими гораздо дольше и дороже везти.

Но если кому-то из россиян доведется просто смириться с запретом на сыры с плесенью, немалой части населения России придётся вообще внести твердый сыр в список праздничных деликатесов.  Впрочем, как и целый ряд других продуктов. Менять свои гастрономические привычки доведется всем слоям населения.

Вынужденная диета государственного масштаба

В начале этого года Российская академия народного хозяйства опубликовала отчет «Продовольственная безопасность в России», в котором содержатся данные о качественно-количественных показателях потребления продуктов питания россиян.

Тогда речь о запрете импорта продуктов не велась, поэтому неприглядная картина продовольственной ситуации в стране оказалась в открытых источниках.

Выяснилось, что порядка 30% беднейших семей съедают существенно меньше нормы по всем продуктам, кроме сахара. Примерно 10% самых бедных уже находятся на грани риска, за которой возникает угроза жизни – их рацион содержит лишь 65,5% белка от нормы, рекомендованной Минздравом.

Теперь же, в свете законодательных нововведений правительства, авторы этого документа говорят о необходимости введения продуктовых талонов для малоимущих россиян. Проанализировав основные товары, которые теперь подпали под запрет, специалисты обнаружили три группы продуктов, критически важные для бедных слоев.

«С запретом продукции с Украины исчезает дешевый украинский сыр (сейчас его доля в импорте более 11%), охлажденная говядина (13% в соответствующем сегменте), у которой цена ниже, чем у других поставщиков. Замена дешевых «ножек Буша» (доля в импорте курятины около 50%) курами из Бразилии приведет к необходимости увеличения расходов почти в 2 раза. Во всяком случае по статистике соотношение цен именно такое. До этого запретили ввоз продукции из Молдавии. Это означает, что самой дешевой черешни также не будет на рынке. Для бедного населения эти продукты просто исчезнут», - говорит директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда.

Причем желающих аргументированно опровергать подобную ценовую арифметику в среде экспертов не находится. Что лишь говорит о том, что ностальгирующим по кумачовой эпохе россиянам СССР вернут в его наихудшем варианте: с дефицитом на красную рыбу и икру и полной недоступностью целого ряда других деликатесов, но без копеечных цен на весь остальной ассортимент гастрономического ширпотреба.

«В условиях, когда одновременно происходит девальвация рубля и введены столь резкие ограничения на поставки из целого ряда стран, избежать повышения цен на мясную и молочную продукцию не удастся», - говорит гендиректор компании «InfoLine-Аналитика» Михаил Бурмистров.

Он прогнозирует, что рост цен в этих товарных группах будет не менее чем на 5-10%.

«По фруктам и овощам ситуация может быть несколько сглажена в связи с сезоном сбора урожая в России, когда традиционно импортные поставки сокращаются, но менталитет российских оптовиков, скорее всего, приведет к повышению отпускных цен и вынужденному повышению цен на полках», – считает Бурмистров.

Тем временем поставщики российских торговых сетей уже начали поднимать цены на продукты питания.

Санкции затрагивают продукты, которые суммарно составляют около 20 процентов в потребительской корзине российских граждан. Совершенно понятно, что ограничения по импорту будут иметь инфляционные последствия, - говорит главный экономист "Альфа-Банка" Наталия Орлова.

Переводя ее комментарий на язык простого потребителя, имеем простой приговор для семейных бюджетов россиян: цены на основную группу продуктовых товаров однозначно вырастут.

«40% продовольствия в России - импорт. В основном, из Европы, меньше - из Америки. Санкции, которые ввел Путин, ударят по гражданам нашей страны сильнее, чем принятые до сих пор санкции Запада. Причем, если западные санкции касались в основном олигархов и чиновников, то путинские касаются рядовых граждан. Рост цен и снижение качества продукции ударят именно по ним», - сказал оппозиционный политик Немцов.

Пускай его комментарий можно опустить в виду подозрений в политической подоплеке. Но такого же мнения придерживаются и эксперты-экономисты, а не политики. Скажем, профессор Высшей школы экономки Алексей Портанский и аналитики Capital Economics.

В частности, Портанский не верит в возможность быстрого замещение импорта. (Отметим, что именно этой мерой правительство обещало сбалансировать потребительский рынок).

«Сложнее всего будет заместить молочную продукцию, некоторые наименования мясной продукции, например, говядину, которую мы очень мало производим, некоторое сельскохозяйственное сырье, в том числе молочное. Теоретически заместить овощи и фрукты возможно, но в таком количестве это будет трудно», - говорит он.

Не менее оптимистичен для российского потребителя и прогноз аналитиков Capital Economics.

«Опыт предыдущих запретов на импорт показывает, что такого обычно не происходит. (полного замещения импорта). Вместо этого на фоне сокращения поставок растут цены», - констатируют эксперты.

Так что идея о введении в России продуктовых талонов, предложенная специалистами российской академии народного хозяйства, вполне рискует стать новой российской реальностью.

Ну и возвращаясь к тому, с чего начали: новой волне российского анекдотического фольклора на тему введения правительством России продовольственного эмбарго. Вспомнился старый анекдот о мужике, который сам себе глаз вышиб.

- А зачем?

- А пусть все село смеется над моей тещей, что у нее зять одноглазый.