14-06-2010 10:40

Виновато ли НАТО в российской проблеме афганского героина?

Должно быть, это было самое странное зрелище, которое российскому президенту доводилось видеть. На столе лежала куча грецких орехов, шахматная доска, старая шина и анатомически точная кукла-марионетка - все набитое мешочками с имитацией героина. Экспонат под названием "смертельный урожай" был призван продемонтрировать ловкие способы, которыми контрабандисты пользуются для перевоза героина в Россию, которая стала крупнейшим в мире потребителем опиатов из Афганистана с тех пор, как США начали там войну в 2001 году. Президент Дмитрий Медведев смотрел на эти предметы и мрачно качал головой. За ним, с такими же суровыми лицами, стояла группа российских чиновников, которые провели целый день, 9 июня, резко критикуя США и НАТО за то, что они не делают больше для того, чтобы эти мешочки не попадали в руки российской молодежи. 

На международной арене российская проблема афганского героина стала любимой кампанией страны и позволила России вступить в глобальные дебаты по поводу Афганистана, которые ранее оставляли ее в стороне. Ее основная мысль разумна: НАТО подстегнуло производство наркотика, отказавшись уничтожать маковые поля (НАТО перестало эти заниматься в прошлом году в надежде получить поддержку опиумных фермеров). Менее разумной, наверное, является российская вера в то, что ее героиновая проблема вызвана не ее проницаемыми границами или ужасными методами лечения зависимости (метадоновая терапия запрещена в России), а натовской политикой в отношении наркотиков в Афганистане. И тем не менее, именно такой позиции придерживаются российские чиновники, и на этой неделе они начали кампанию по скоординированному нагнетанию вопроса.

7 июня заместитель премьера Сергей Иванов был в Сингапуре на ежегодной конференции по обороне, и он использовал свою очередь выступления за кафедрой для того, чтобы обрушиться на натовскую терпимость в отношении урожая маковых полей. На центральноазиатском саммите по безопасности в Берлине не следующий день глава российского антинаркотического ведомства Виктор Иванов сравнил НАТО с доктором Франкенштейном, заявив, что натовская афганская политика "рождает монстра". Затем в среду и четверг кремлевское информационное агентство РИА "Новости" провело в Москве конференцию на тему героина. Основным развлечением была экспозиция уловок контрабандистов, и у микрофона некоторые их российских выступающих угрожали наказать коалицию, если она не изменит свой подход к афганскому маку. "Дальнейшее содействие коалиции должно основываться на более активной позиции в борьбе против производства наркотиков в Афганистане", сказал российский представитель в НАТО Дмитрий Рогозин, заявив что жизненно важный для НАТО транзит через Россию может быть закрыт, если уничтожение маковых полей не возобновится.

В некотором роде Россия поднимает важные вопросы. С 2005 по 2009 год ежегодное производство опия в Афганистане выросло с 4 000 до 7 000 тонн, и сегодня составляет более 90 процентов мирового объема, по информации ООН. Российская государственная статистика говорит, что опиаты, такие как героин и морфий, ежегодно убивают порядка 30 000 россиян, это в три раза больше, чем число советских солдат, убитых в ходе десятилетней войны в Афганистане в 80-х годах. ООН также утверждает, что 65 миллиардов долларов, получаемых каждый год от продажи опиатов, частично идут на финансирование террористов по всему миру, включая боевиков Талибана, с которыми США воюют в Афганистане.

Однако Россия не права, обвиняя НАТО в том, что оно игнорирует проблему. Натовская атака в марте усилила преследование торговцев наркотиками с целью отрезать основной источник финансирования Талибана, и данные ООН показывают, что производство опия сократилось на 15 процентов с момента своего пика в 2007 году. Россия настаивает на том, что этого совсем недостаточно, и постоянно предлагает помощь своего военного альянса, ОДКБ, в прерывании потока наркотиков, который идет через Центральную Азию и Кавказ.

Россия и ОДКБ, которая была основана в 2002 году как российская попытка уравновесить влияние НАТО и участниками которой являются Армения, Белоруссия и несколько среднеазиатских республик, - единственные, кто выступает за массовое уничтожение маковых посевов как за решение проблемы. Источник существования миллионов афганцев зависит от выращивания опия, и на конференции в РИА "Новости" в среду М. К. Бхадракумар, бывший посол Индии в Афганистане и СССР, сказал, что отравление полей лишь "раззожет огонь гнева масс". А Принц Абдул Али Сераж, который представляет коалицию афганских племен, в своей речи призвал международное сообщество "дать фермерам что-нибудь равноценное, и таким образом отнять у них опий". Однако последнее слово по теме, кажется, сказал посол США в России Джон Байерли, который заявил, что коалиция в ближайшее время не прислушается к совету России уничтожить маковые урожаи. Так что попытка России победить в дебатах далеко ее не привела. 

И тем не менее, аналитики говорят, что для российского руководства сам акт и является целью. "России важно показать, что она не хочет оставаться на обочине афганского вопроса", говорит Омар Нессар, глава Института изучения современного Афганистана. Он указывает на то, что рано или поздно американцы уйдут, и Россия сцепится с Ираном за влияние в Афганистане. "Так она решила себя показать, и в действительности ее критика тут оправдана",- говорит Нессар.

Наташа Курт с факультета изучения войн лондонского Королевского колледжа говорит, что Москва также пытается нащупать точки соприкосновения между НАТО и ОДКБ. - Поскольку ОДКБ не очень серьезно воспринимается на геополитической арене, и Россия отчаянно пыталась привлечь новых членов и повысить ее престиж.

"С этой целью России необходимо позиционировать себя как соперника в битве за Великую Центральную Азию, которая включает в себя Афганистан", пишет Курт в эссе, опубликованном 8 июня в российском аналитическом сборнике. Россия хотела бы, чтобы ОДКБ принимала участие в глобальном миротворчестве, для нее это был бы способ легитимизировать эту организацию. По самому оптимистичному сценарию, НАТО бы признала ОДКБ как партнера по диалогу. К сожалению, НАТО неохотно отводит такую роль России. 

Отношение НАТО к ОДКБ может объяснить тот яд, которым Россия исходила после того как альянс отказался уничтожать маковые поля, и ее настойчивые требования того, чтобы ОДКБ помогала остановить поток афганских наркотиков. Однако пока неясно, отведут ли России в Афганистане такую роль. Однако поскольку война продолжается, схожие опорные точки могут появляться, ставя Россию в лучшее положение касательно влияния, которое она может получить после ухода США.