16-10-2019 14:10

Доллары "под матрасом": как пережить нулевое декларирование

Процесс нулевого декларирования в Украине практически начался.

В следующем году в Украине будет запущена налоговая амнистия. Формального решения пока нет, но есть соответствующий законопроект народного депутата от "Слуги народа", главы комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева.

А учитывая, как бодро парламент придает статус законов инициативам президента, можно не сомневаться, что уже с 1 января все желающие могут начать исповедоваться перед налоговой. Главный вопрос, который задают себе владельцы объемных "кубышек", – декларировать или нет?

Налоговая амнистия должна стать той отправной точкой, после которой государство обещает перекрыть кислород тем, кто живет на левые заработки. В том числе и тем, чьи заработки исчисляются миллионами.

Уже сейчас в парламенте зарегистрирован законопроект, усиливающий контроль над операциями с офшорами. Со следующего года наши фискальные органы в онлайн-режиме смогут мониторить данные об остатках на счетах украинцев в швейцарских, австрийских, кипрских, латвийских и других мировых банках.

Поскольку с 2020 года Украина должна присоединиться к автоматическому обмену налоговой информацией по стандартам CRS. Уже сейчас в рамках этой системы налоговой информацией обмениваются 85 стран.

Не останутся без внимания и те, кто имел и более скромные теневые заработки, например, получая высокую зарплату "в конверте".

Уже в ближайшем будущем они могут превратиться в современных Корейко: имея приличные сбережения, уже не смогут потратить их на дорогие покупки, не попав под колпак налоговиков. Поскольку власть уже пообещала после окончания декларационной кампании ввести контроль расходов и доходов.

К слову, первые шаги на этом пути уже сделаны. И главный из них – принятые законопроекты о всеобщей фискализации торговых операций.

Ведь чек, который будет пробиваться за каждую покупку, может стать обоюдоострым оружием. Потенциально его можно будет использовать не только для отслеживания торговых операций, но и для контроля над расходами граждан.

Для этого надо не так уж много – соответствующая компьютерная программа и закрепленное законом право профильных ведомств собирать, анализировать и использовать информацию. Чтобы были основания выяснить у гражданина, почему в его личных финансах дебет не сходится с кредитом, иными словами, как он умудряется тратить больше, чем официально зарабатывает.

В скором времени в стране может быть запущен масштабный обмен информацией между различными ведомствами для проверки пенсий, субсидий, пособий, льгот и других социальных выплат.

Сейчас соответствующий законопроект обнародован на сайте Минфина для общественного обсуждения. В пояснительной записке к документу одной из причин внедрения обмена указанной информацией называется "реализация контролирующими органами мероприятий налогового контроля".

Но означает ли это, что у отказавшихся легализировать свои кубышки совсем не останется возможности в дальнейшем их потрошить, не попав в поле зрения налоговой? Конечно же, нет.

Начнем с того, что в законопроекте о налоговой амнистии считаются автоматически задекларированными накопления в размере 300 тыс. грн.

Например, покупая впоследствии квартиру или машину, можно будет пояснить, что насобирал нужную сумму у родственников и знакомых. Как вариант – оформить беспроцентную ссуду с обладателем высоких официальных доходов. Формально деньги будут одолжены, а долг погашаться десятки лет. Фактически дорогая покупка будет проплачена за счет собственных незадекларированных накоплений.

Уже сейчас юристы готовят подушку безопасности для наших очень богатых сограждан и предлагают варианты, как не попасть в данные автоматического обмена информацией.

Точно так же будут найдены способы потратить незадекларированные миллионы на дорогие покупки в Украине. К примеру, не исключено, что после окончания декларационной кампании у нас появятся компании с офшорными корнями, которые будут приобретать машины премиум-класса и передавать их в аренду желающим. Так будут завуалированы реальные приобретения.

На офшорные компании можно будет регистрировать и другое ценное имущество. Ведь несмотря на усиливающийся контроль над офшорами в мире, схемы с их участием будут актуальны еще не один год. Просто такие схемы будут становиться еще сложнее и дороже.

Предлагаемая государством налоговая амнистия даст декларантам индульгенцию от уголовного преследования за неуплату налогов. Но означает ли это, что те, кто поучаствует в декларационной кампании, смогут спать спокойно?

О том, с какими рисками будет сопряжено решение отбелить свои доходы – в коменнтариях руководителя практики налогового права ЮК MORIS GROUP Василия Андрусяка.

В законопроекте говорится о том, что задекларировать свое имущество, с которого ранее не были уплачены налоги, могут все граждане. Четко прописаны исключения – доходы от коррупционной деятельности, торговли людьми, наркотиками. Но если говорить с чисто практической точки зрения, кого государство хочет видеть в числе декларантов?

- Круг таких людей достаточно широк. Это касается чиновников, которые не задекларировали доходы, полученные до или после пребывания на государственной службе. Это и сотрудники компаний, получавшие высокие зарплаты в конвертах или вообще работавшие без официального оформления, и предприниматели, не платившие налоги, и лица, ведущие независимую профессиональную деятельность – нотариусы, адвокаты, художники, врачи.

И, конечно же, наши заробитчане.

Подавать декларации должны будут все поголовно, кто работал за границей?

- Если человек был трудоустроен официально, то проблем никаких нет. Налоговая амнистия – это для тех, кто получал доходы неофициально.

Исходя из положений законопроекта, права на налоговую амнистию лишаются физические лица-предприниматели, которые занижали доход от предпринимательской деятельности в поданных налоговых декларациях. То есть если частник совсем ничего не платил, легализироваться можно, а если платил, но не все, нет?

- При желании те, кто занижал доход, могут показать сокрытые прибыли от налогообложения. Ведь законопроект не обязывает указывать источник такого дохода. И если человек хочет стать кристально честным перед государством, может доплатить.

Просто в этом случае логика законодателя была в том, чтобы не заставлять повторно платить налоги с тех доходов, которые уже были указаны в ранее поданной отчетности.

Формально коррупционеры, те, кто нажил состояние на взятках, не могут участвовать в декларационной кампании. Но отсутствие обязательства раскрывать источники дохода может сыграть им на руку. Тем более что сами декларанты будут указывать и период получения неучтенных доходов. Как налоговая сможет перепроверить, куплен этот дом или дорогая машина на взятки или же на деньги от предпринимательской деятельности, когда декларанту позволено было вести бизнес?

- Никак. Особенно если речь идет о наличности. И это очень большая проблема, которую законопроект не решает. Например, те же депутаты прошлых созывов, не попавшие в Раду, бывшие чиновники могут спокойно открыть ФОПы. По действующим правилам при доходе до 1 млн грн можно не использовать кассовый аппарат.

То есть в конце года такой новоявленный предприниматель может смело сообщать налоговой, что получил 999 тыс. дохода наличными за предоставление консультационных услуг.

Как можно проверить, что эти деньги – не взятка, полученная ранее, которая сейчас банально отбеливается? Никак. Или другой вариант: деньги могут просто забрасывать самому себе на счет через терминал. Выглядеть это будет как оплата за предоставленные услуги, а на самом деле – отбеливание коррупционных денег.

И тут много зависит от того, какую политику будет проводить государство в отношении участников декларационной кампании – станет ли въедливо копать или нет.

То есть декларация все же может оказаться собранным самим на себя компроматом, который станет основанием для открытия уголовного дела?

- Вполне. Ведь уголовное дело можно открыть по какой угодно статье и начать копать. Причем компромат можно собирать, привлекая самого декларанта.

Законопроект разрешает налоговым органам после подачи декларации запрашивать дополнительную информацию (ограничений нет), приглашать декларанта для пояснений. И гражданин обязан прийти, и не просто в налоговую инспекцию, а в инспекцию по месту налогового адреса.

В противном случае (если декларант дважды не явится на вызов) указанная в декларации информация будет считаться недостоверной. Соответственно, на декларанта не будут распространяться гарантии непреследования за неуплату налогов. Это уже создает риски. Ведь у нас сплошь и рядом случаи, когда человек прописан в одном месте, а проживает в другом.

Но даже если человек живет по месту прописки, это не гарантирует, что приглашение от налоговой дойдет до адресата. И вот что в итоге получается: человек действительно хочет легализировать свои активы, все раскрыл, все показал, а ему банально не дошло почтовое отправление или сосед взял и расписался за него, как это часто бывает.

И все – фискалы могут смело открывать дело за уклонение от уплаты налогов.

Ну, такое, наверное, может быть лишь в единичных случаях...

- Такое может случаться сплошь и рядом. Вот, к примеру, налог на землю. Физлица его не рассчитывают самостоятельно, сумма к оплате должна указываться в ППРке (налоговом уведомлении-решении – прим.).

Но вместо этого информацию о сумме налога, например, прибивают на дверях сельсовета. Потому что местная налоговая не имеет денег на марки. Часто такая информация теряется, возникает налоговый долг.

У нас было несколько клиентов, зарегистрированных плательщиками единого налога. И они лишились своего статуса именно таким образом. Потому что одним из оснований аннулирования свидетельства является наличие налогового долга в течение двух налоговых периодов.

Тогда, кроме самого долга, уже приходится платить подоходный налог по ставке 19,5% вместо 5% единого.

Вместе с декларацией необходимо будет подать документы, подтверждающие стоимость задекларированных активов. Если таких документов нет, декларант заказывает и самостоятельно оплачивает оценку. Но и налоговая вправе будет проверить достоверность оценки и самостоятельно оценить стоимость активов. Кто в этом случае будет платить оценщику за работу? Насколько адекватной будет такая оценка?

- Законопроект не дает ответа на все эти вопросы. Указывается лишь, что декларант должен уплатить налог (5% от незадекларированных доходов – стоимости активов, которые были приобретены на левые заработки, и с денежных средств, размещенных в украинском банке на срок не менее года; 10% – если деньги по-прежнему будут оставлены под матрацем или в иностранном банке; 2,5% – со средств, вложенных в ОВГЗ – прим.). База налогообложения декларантом определяется самостоятельно. И базой налогообложения должна стать стоимость имущества на момент получения.

Но, во‑первых, не факт, что документы, подтверждающие стоимость активов, полученных год, два или десять лет назад, сохранились. Во-вторых, непонятно, как сейчас можно оценить, сколько стоил актив ранее? В любом случае оценка будет проведена на текущий момент. А как быть, если, скажем, человек провел капитальный ремонт купленного дома? Ведь в этом случае нынешняя его стоимость может быть значительно выше первоначальной. И справедливо ли будет, если декларанта заставить платить налог исходя из такой оценки?

В принципе оценка – вещь достаточно субъективная и может не учитывать всех нюансов. Просто пример: две одинаковые квартиры – одна пустая, во второй прописана куча народу, квартира находится в залоге и люди отказываются добровольно ее покидать. Обе квартиры будут оценены одинаково, поскольку оценивается состояние имущества. Стоят ли эти квартиры реально одинаково?

Но все это можно считать необходимым злом. Ведь как иначе можно определить налоговую базу?

Есть ли риск, что оценка, проводимая по инициативе налоговой, будет специально завышаться, чтобы заставить человека заплатить больше?

- Мы и сейчас часто сталкиваемся со случаями искажения стоимости. Если несколько лет назад, когда не нужно было регистрировать оценку, стоимость могла существенно занижаться, то сейчас она часто выше, чем реальная рыночная цена.

Есть общие критерии, например, сколько стоит квадратный метр в том или ином районе. И исходя из этого практически без отклонений устанавливается стоимость.

Получается, что "убитая" хрущевка и квартира в новом доме рядом одинаковой площади будут стоить примерно одинаково. Но предлагать механизм, который одномоментно решил бы все эти проблемы, точно нельзя.

Есть ли риски для представителей крупного бизнеса, что обнародованная в декларации информация в конечном итоге будет использована государством против них?

- С одной стороны, законопроект прямо устанавливает, что вся информация специального декларирования, а также полученная в рамках ее проверки, является конфиденциальной. На нее также нельзя ссылаться в рамках любых производств. То есть информация из деклараций не будет являться доказательной базой.

Но основанием для проведения налоговой проверки (не в рамках специального декларирования) может быть наличие данных о нарушении. Искусственно создать такие данные очень легко. Контролирующие органы и сейчас этим злоупотребляют. Так что преследовать за неуплату налогов декларанта, конечно, не будут.

Но по другим статьям – вполне может быть (коррупционные статьи, например злоупотребление служебным положением и пр.). И такие производства могут превратиться в настоящие преследования.

Второй момент – сам подход к богатым людям. Например, не так давно президент анонсировал необходимость восстановления Донбасса и нарезал задачи для наших олигархов. Отодвинем в сторону патриотические и другие чувства.

С юридической точки зрения это значит, что государство без каких бы то ни было правовых оснований говорит богатым людям, куда и сколько они должны вкладывать своих средств. Не усилит ли декларирование вот этого риска? Финансирование инфраструктурных проектов может вполне стать своеобразным откупом от уголовного преследования.

И это все очень серьезно сдерживает богатых людей от того, чтобы сейчас возвращать деньги в страну и декларировать их.

Деловая Столица