22-08-2019 08:30

Ядерный взрыв в Северодвинске: спасателей и врачей не предупредили об облучении, - СМИ

Власти РФ до сих пор пытаются держать все в тайне и уверяют, что радиации нет.

Взрыв 8 августа на военной базе в море вблизи села Ненокса возле Севередвинска в Архангельской области России до сих пор окутан тайнами, хотя постоянно появляются какие-то подробности.

В Кремле продолжает уверять, что ситуация под контролем, радиации нет. Хотя и выключили часть приборов для измерения и передачи информации о радиации международной организации – мол, проблемы со связью и интернетом.

Ряд изданий, в том числе «Медуза», «Новая газета» выясняли подробности у спасателей и медиков Архангельской больницы, в которую после взрыва привезли троих пострадавших. Врачей о радиации сначала вообще не предупредили. Об этом ранее писало и издание The Moscow Times.

Как известно, во время взрыва погибли пятеро работников госкорпорации "Росатом" и двое представителей Минобороны РФ. Выжили сначала шестеро. Их доставили в две клиники в Архангельске – областную больницу и Центр им. Н.А. Семашко.

Там (в Центре) есть радиоизотопная лаборатория. Им поступала довольно противоречивая информация, однако у них было все необходимое для работы с такими пациентами. Так как там есть датчики альфа-, бета-, гамма-излучения, то врачи сразу определили дозы радиации у пациентов и выполнили дезактивацию. Затем повторно замеряли дозу излучения, повторно выполнили дезактивацию. Сами врачи все это время были в костюмах химзащиты, в респираторах, то есть можно сказать с уверенностью, что единственное учреждение, которое сработало в этой ситуации профессионально, - это Центр им. Н.А. Семашко. Они взаимодействуют с радиоактивными веществами ежедневно. В областной больнице знали, что произошел взрыв на военном полигоне, а больше ничего не знали, - рассказал источник в клинике.

В Архангельскую областную больницу троих пациентов привезли 8 августа в 16:35.

Информации об их состоянии и опасности не было. Поэтому их сначала обследовали в приемном отделении. Потом их повезли в операционные. Уже позже узнали про радиацию (в больницу попал цезий-137 - радиоактивный изотоп, который является побочным продуктом ядерного распада урана-235; его доза составляла 22 тыс. микрочастиц на 1 кв. см, но обнаружено это было только через час после приезда пострадавших), поэтому пришлось проводить дезактивацию помещений.

За это время они успели обследоваться, побывать на компьютерной томографии, были перевезены в операционный блок, были задействованы три операционные, впоследствии, когда прибыли дозиметристы и было обнаружено, что они носители бета-излучения, их перевели обратно в приемное отделение. Там уже силами врачей, медицинских сестер и медсестер проводилась дезактивация мыльными растворами. Для защиты у них были только обычные повязки, - рассказывает собеседник "Новой газеты".

По его словам, в этой ситуации были задействованы 57 человек, при том, что обычная смена - 15-20 человек. То есть большинство людей или добровольно, или по требованию руководства остались работать сверхурочно.

Никто не отказался, даже уже зная, что это радиоактивные пострадавшие, - говорит он, отмечая, что некоторые коллеги жаловались на покалывание в области лица и рук.

Троим пациентам сделали операции в больнице. В ночь на 9 августа в Архангельск за ними прилетели специалисты из Государственного медицинского центра им. А.И. Бурназян, чтобы забрать их на лечение в Москву.

Двое пострадавших с троих не доехали в аэропорт и умерли, но их тела также были доставлены в Центр Бурназян. Доза радиации была очень большой, картина лучевой болезни развивалась по часам. На территории больницы провели дезактивацию. В частности, военные выкосили всю траву вокруг медицинского учреждения, была проведена дезактивация приемного отделения, операционных. Плюс там очень "фонила" ванна, военные ее просто демонтировали и увезли с собой на КамАЗе, - говорит источник в клинике.

10 и 12 августа в Архангельской областной больнице провели дозиметрический контроль - доз радиации не обнаружили.

Что взорвалось при испытаниях под Архангельском?

Одновременно спецслужбы изъяли из больницы все журналы, электронную документацию, а с врачей, медсестер и санитарок взяли подписки о неразглашении обстоятельств оказания помощи.

Они не понимают, что не являются носителями государственной тайны, не знают границ гостайны, их это пугает, - отметил один из медиков.

Как подчеркнула сотрудница спасательной службы имени Игоря Поливаного, первое что нужно про это понимать — это то, что по нормативу войск радиационной, химической и биологической защиты, если авария произошла на военном объекте, устранением последствий полностью должны заниматься военные.

Как было в случае с аварией на полигоне в Архангельской области? Я не дежурила в тот день, знаю о событиях того дня от коллег. Шестерых пострадавших доставили в аэропорт Васьково не на военных вертолетах, а на двух гражданских вертолетах сотрудники санитарной авиации. Их не предупредили о том, что они везут зараженных радиацией пациентов, и, конечно, они не подписывали документ о согласии на эту работу. Из-за того, что их не известили о том, кого они везут, сотрудники санавиации не предприняли даже элементарных мер безопасности — летели в очаг изотопного излучения и везли оттуда пострадавших без респиратора и спецодежды, - отметила она.

Поскольку речь идет об аварии на военном объекте, для помощи пострадавшим должны были привлечь федералов — МЧС. Но вместо них вызвали сотрудников архангельской спасательной службы имени Игоря Поливаного.

И что самое абсурдное — хотя я затрудняюсь выделить, что из всего кажется мне «самым» — нашу машину (передвижную радиационно-химическую лабораторию) не оставили в аэропорту Васьково, куда привезли пострадавших, а отправили замерять уровень радиации в Северодвинск. В то время появилась информация о том, что датчики там показали повышение уровня радиации. И наша машина поехала туда, а дополнительная бригада приехала в аэропорт с датчиком измерения гамма-излучения и пустыми руками. Таким было распоряжение высшего руководства (не руководства нашей спасательной службы), - добавила сотрудница службы.

У нас в машине была специальная надувная кабина, в которой с помощью дезактивирующего порошка мы бы вымыли пострадавших, затем эту воду из поддона и их одежду запечатали бы в бочку, и это бы ликвидировали как радиоактивные отходы. Но у нас не было с собой даже дезактивирующего порошка. Поэтому когда приземлились вертолеты, наша бригада просто вымыла водой этих пострадавших. Затем приехала скорая. Врачей скорой тоже никто не уведомил о том, что они будут контактировать с зараженными радиацией людьми. Они приехали в обычных халатах, без респираторных масок. Дезактивирующего порошка, естественно, у них тоже не было, - резюмировала она.

Врачи сетуют, что им вовремя не сообщили о радиации. В частности, не было данных от Автоматической системы контроля радиационной обстановки - сработало лишь шесть детекторов с восьми. Согласно данным Росгидромета, радиационный фон в Северодвинске в течение нескольких часов после взрыва ядерного устройства превышал норму в 4-16 раз. Местная власть сначала сообщила об этом на своем сайте, а потом удалила сообщение.

8 августа в 16:35 в нашу больницу доставили троих пострадавших на военном полигоне. Мы, врачи, напрямую спрашивали, есть ли среди привезенных пациентов кто-то с радиацией. Сопровождающие пациентов нам ответили, что все они дезактивированы. Нам сказали: «Они не опасны для вас, работайте». Пациенты были в очень тяжелом состоянии, поэтому чтобы сделать максимум того, что от нас зависит, больница вызвала дежурную бригаду и еще дополнительно травматологов, хирургов и нейрохирургов (у некоторых из пациентов были переломы позвоночника и бедер).Спустя время, после того, как мы стали их уже оперировать, пришли дозиметристы, померили уровень бета-излучения и в страхе выбежали из операционной. Врачи их поймали в коридоре, и те сознались, что там зашкаливает бета-излучение. В больнице имени Семашко, куда отвезли еще троих пострадавших, были детекторы и дозиметры. Врачи поняли, что идет заражение, хотя им тоже изначально было сказано, что его нет. Они их сами дезактивировали, надели защитные костюмы, респираторы, и только удостоверившись, что все безопасно, стали оказывать помощь. Так и должно быть. Так и было бы сделано у нас, если бы и нас предупредили, - сообщил «Медузе» один из дежурных врачей.

Кроме того, в отсутствии качественной коммуникации между всеми участниками ликвидации последствий взрыва врачи обвиняют министра здравоохранения Архангельской области Антона Карпунова, который находился в отпуске в Крыму и осуществлял руководство в критической ситуации по телефону, не зная деталей.

Также мешало разумно действовать и молчание военных, которые не готовы были признавать наличие радиации в Северодвинске.

ЦРУ, проанализировав свои данные, пришла к выводу, что в России произошла крупнейшая после взрыва на ЧАЭС ядерная катастрофа.