25-07-2019 10:00

"Дизельные" санкции Украины: что последует за ними?

Кабинет министров Украины ввел специальные пошлины на российское дизельное топливо и сжиженный газ.

Таков ответ правительства на "нефтяные" санкции Российской Федерации трехмесячной давности.

Какие последствия и для кого могут вызвать украинские санкции, в материале "Экономической правды".

Кабинет министров через три месяца после введения Россией ограничений на экспорт нефтепродуктов решил ответить агрессору.

Недавно стало известно о введении с 1 августа специальной пошлины на поставку дизельного топлива и сжиженного газа. При этом ограничения на "дизель" касаются только поставок трубопроводным транспортом.

Введение санкций по транспортному принципу в правительстве объясняют необходимостью снизить маржу трейдера-импортера, которая превышает рыночный уровень. Неофициально в Кабмине говорят, что решение должно ударить по прибыльности компаний, которые пресса связывает с окружением будущего нардепа Виктора Медведчука.

По мнению экспертов, Россия не замедлит с ответом и не исключен вариант с полной остановкой поставок в Украину. Понимают это и в правительстве. Там прогнозируют, что ответ "прилетит" до 25 июля.

Последние российские ограничения существенно не повлияли на ресурсное наполнение рынка, но позволили сетям АЗС повысить цены на бензин и дизельное топливо в среднем на 1,5-2 грн за литр и заработать сверхприбыли. Снижать цены трейдеры начали только через два с половиной месяца.

Почему и куда катятся цены на нефть?

Кроме принципиальности, за этим решением могут стоять и бизнес-интересы. В частности, Игорь Коломойский не раз добивался введения пошлин на импорт топлива, однако не смог это сделать ни при Януковиче, ни во времена Порошенко.

Кулуарная борьба за санкции

Впервые о намерении ввести специальные пошлины на российские товары стало известно 15 мая. Об этом сообщило Минэкономики, которое и разрабатывало документ. В начальной версии постановления, которое имеет редакция, речь шла о пошлине на импорт дизельного топлива из России в размере 2% от его таможенной стоимости.

Пошлину планировали применить на объем годового импорта – 2,5 млн тонн. При превышении этого объема размер пошлины хотели увеличить до 25%. При текущем уровне поставок 25-процентной пошлиной облагались бы где-то 200 тыс. тонн ресурса.

Проект утвердили и отправили на трехдневную доработку: чиновникам не хватило двух месяцев, чтобы согласовать все спорные моменты.

3 апреля, на 50-й день после принятия решения, редакция обратилась в Кабмин и Минэкономики с просьбой прокомментировать задержку с публикацией постановления. Редакция получила такой ответ: не все стороны предоставили свои замечания, поэтому финального текста решения нет и постановление еще не вступило в силу. Как оказалось позже, все это время в кулуарах шла затяжная борьба лоббистов "за правки".

Финальное решение приняли только через 65 дней и оно существенно отличается от первоначального. Документ до сих пор не опубликован – детали постановления раскрыл представитель президента в правительстве Андрей Герус.

По его словам, из первоначального проекта исчезла квота 2,5 млн тонн в год в отношении дизельного топлива. Зато чиновники решили повысить ставку пошлины вдвое.

С 1 августа предлагается ввести пошлину на уровне 3,7 %, с 1 октября – 4 %. На сжиженный газ пошлина с августа составит 1,75 %, с 1 октября – 3 %.

"Дизельная" пошлина вводится только на трубопроводный транспорт, а железнодорожные и морские поставки решили не трогать.

Не помню практики введения пошлины за транспортному признаку, – говорит эксперт консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн.

Герус объясняет, что такая пошлина должна снять нерыночную маржу трейдера-импортера, которая возникала из-за логистических и другие причин.

Типичная рыночная маржа в крупном опте составляет $10-12 за тонну, а на поставках трубопроводным транспортом – $35-40, – говорит представитель президента.

О каких именно трейдерах, которые зарабатывают сверхприбыли, здесь идет речь?

Кто "сидит на трубе"

Основным каналом поставки дизельного топлива в Украину является нефтепровод "Самара – Западное направление". Недавно компания "ПрикарпатЗападтранс", которая эксплуатирует украинский участок трубы, получила нового мажоритарного собственника. 51% фирмы выкупил непубличный белорусский бизнесмен Николай Воробей.

дизель

До этого компанией через швейцарскую International Trading Partners AG владел гражданин Германии Анатолий Шеффер, которого пресса связывает с окружением Медведчука. Контрактует топливо в России компания Proton Energy израильского бизнесмена Нисана Моисеева, который имеет дружеские отношения с Медведчуком.

Разливает топливо в Украине фирма Wexler Group Петра Белза. Ее пресса тоже связывает с Моисеевым и Медведчуком. Белз заявлял, что состоит в дружеских и деловых отношения с Моисеевым, потому что покупает у него топливо, а связь с Медведчуком назвал выдумкой.

Именно Wexler является крупнейшим импортером по этому направлению, однако услугами нефтепровода пользуются и другие признанные на рынке топлива игроки – ОККО и WOG. Так, за четыре месяца 2019 через эту трубу в Украину поступило 645,7 тыс. тонн дизельного топлива. Лидером является Wexler с объемом 269 тыс. тонн.

ОККО Виталия Антонова получила 171 тыс. тонн, WOG Степана Ивахива и Сергея Лагура – 67 тыс. тонн. В целом услугами трубы пользуются почти 30 компаний.

«Северный поток-2»: планы РФ идут ко дну

Редакция обратилась в тройку крупнейших импортеров с просьбой прокомментировать, поддерживают ли они введение пошлин и как инициатива отразится на ценах на АЗС.

Мы воздержимся от каких-либо комментариев, пока не увидим полного текста официального документа, – ответили в пресс-службах ОККО и WOG.

В Wexler Group сообщили, что уважают и выполняют решения украинского правительства. В то же время, заявили в компании, расчеты, на которых базировалось решение, некорректные или такие, которые делались на ложных данных.

На рынке нет "сверхрыночной" маржи на дизельное топливо, поставляемое трубопроводным транспортом, – говорят в Wexler.

В фирме добавили, что группа всегда держала минимальные цены на рынке и имела минимальную маржу.

Мы должны признать, что в случае введения пошлины 3,75 % Wexler не сможет удержать цены на прежнем уровне, – отметили в компании.

Налог на кармане потребителей

С вопросом о последствиях от введенных пошлин редакция обратилась и к экспертам.

Никаких экономических расчетов под этим решением нет. Считал ли кто-то экономический эффект от российских санкций и ответы Украины на них? Этим не занималось ни Минэнерго, ни Минэкономики. Кто получит от этого преференции и получит ли вообще, сказать трудно, – говорит эксперт Геннадий Рябцев.

По мнению Геруса, введение пошлин должно привести завышенную маржу трейдера к рыночным уровням.

Все трейдеры будут в равных условиях. Повышать цены отдельный импортер не сможет, потому что сразу пойдет замещение ресурса из альтернативных источников: Беларусь, ЕС, поставки морем, – утверждает представитель президента.

По его словам, государственный бюджет Украины дополнительно получит около 2 млрд грн в год, а на розничные цены на заправочных станциях это не повлияет.

Рябцев с ним не согласен.

От этого решения проигрывают потребители. Разница будет заложена в розничную цену. Никто из российских поставщиков не пострадает, – говорит он.

По мнению Куюна, роста цен до ответа России ожидать не стоит.

В деньгах 4-процентная пошлина – это около $25 на тонне или 60 коп. на литре. Такое повышение цены розничные сети способны " проглотить" незаметно. Часть пошлины может взять на себя и поставщик, чтобы сохранить объемы поставок, – заявил он.

Аналитик считает, что наибольший риск – остановка Россией всех поставок.

Здесь вопрос принципа. Партия войны в российской верхушке, в частности ФСБ, давно выступает за прекращение поставок энергоносителей в Украину, но пока сильнее умеренная позиция. Цель – иметь рычаг влияния на Украину, – добавляет Куюн.

Как внедрение пошлины может повлиять на расстановку сил на рынке? Эксперт предполагает, что российский продукт, объем которого на рынке составляет 40 %, может исчезнуть в отдаленных южных регионах, где продажи станут неприбыльными.

Морские поставки способны отвоевать 5 % рынка. Трейдеры могут попробовать диверсифицировать риски и увеличить закупки белорусского продукта. Однако менее 30 % рынка за россиянами не останется в любом случае, – прогнозирует Куюн.

Физкульт-Приват

На согласование деталей и внесения изменений в "санкционное" постановление правительству понадобилось более двух месяцев. С чем связана такая задержка? Накануне на истинные причины пролил свет руководитель Таможенной службы Максим Нефедов. Он заявил, что в течение этого времени шла затяжная борьба в кулуарах.

Есть лоббисты с разных сторон, которые растягивают этот текст на куски и пытаются что-то в него вписать или вычеркнуть, – подчеркнул чиновник за несколько часов до объявления решения о санкциях.

Подтверждает его слова Куюн.

Шла борьба между сторонниками и противниками антироссийских пошлин, – говорит он. По его данным, в июне в процесс вклинилась сторона новоизбранного президента, которая была за ограничительные мероприятия.

Если вспомнить, что группа "Приват" Коломойского не раз пыталась ввести квоты на беспошлинный импорт бензина и дизеля с РФ и Беларуси, то все становится на свои места.

Среди аргументов – "поддержка отечественного производителя", "диверсификация источников", "забота о потребителях", "защита национальных интересов" и "снижение зависимости от топлива из страны-агрессора".

Только в 2018 году таких попыток было две. Первая была безуспешной, по второй окончательное решение еще не принято.

Добивалась введения пошлин группа "Приват" и при Януковиче. В 2011-2012 годах "Укртатнафта" и компания ТНК-ВР инициировали расследование против импорта нефтепродуктов из Беларуси с целью введения пошлин в размере €132 за тонну. Эта попытка тоже не увенчалась успехом: комиссия Минэкономики отказала производителям.

Пошлины действительно способны решить часть проблем группы "Приват". Понимают это и конкуренты "Привата".

За этим решением правительства прослеживается понятный интерес одной бизнес-группы с днепропетровским корнями, – неофициально говорит представитель одной из компаний-импортеров.

Труба жестко конкурировала с морскими и железнодорожными поставками, но здесь важнее именно морские поставки, поскольку до 80 % перевалок контролирует та самая бизнес-группа. Об этом свидетельствует и то, что пошлину могут ввести исключительно на трубопроводные поставки российского дизельного топлива, – добавил собеседник.

Странной формулировка о дискриминации трубопроводных поставок кажется и Куюну. Это открывает простор для юридических фантазий. Однако документ пока не опубликован, и мои источники считают, что возможны сюрпризы, – подытожил он.