24-06-2019 09:30

Дело докторов из «Инто–Саны»: оценка юристов без эмоций

Четверо врачей одесской клиники «Инто–Сана» оказались под домашним арестом.

Открыто уголовное производство открыто по ч. 1 ст. 140 КК Украины. Выясняются обстоятельства смерти пациента, который поступил в клинику с жалобами на боли в животе, а на третий день скончался от сердечного приступа. Двух врачей-анестезиологов, заведующего отделением анестезиологии и врача-хирурга теперь пытаются привлечь к ответственности за якобы ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

7 июня 2019 года следственный судья Киевского районного суда г. Одессы Федулеева Юлия вынесла определение о круглосуточном домашнем аресте с ношением электронного браслета сроком на два месяца. Позже Апелляционный суд Одесской области смягчил такую меру пресечения, сократив срок ареста на месяц.

Федулеева

На заседании о пересмотре меры пресечения было многолюдно. Коллеги, врачи из других больниц и неравнодушные одесситы-пациенты клиники, которая оказалась в эпицентре скандала. Все они в один голос твердят, что доктора из «Инто-Сана» ни в чем невиновны. Под судом собралось около 150 человек с плакатами в поддержку медиков.

Адвокаты арестованных врачей – Ю.Костюк, Ж. Потапова, В. Дьяков и В. Чернега – считают следствие и суд предвзятыми. По их мнению, есть ряд существенных деталей, которые указывают на необъективность расследования и вынесенных судейских решений. Каких именно?

Подозрение и мера пресечения

В ходатайствах следствия указано, что основанием для предъявления подозрений и избрании мер пресечения всем врачам являются выводы судебно-медицинских экспертиз Харьковского ОБСМЭ. Но оригиналы этих экспертиз ни суд, ни подозреваемые не увидели. Следователь счел, что вводных и заключительных частей достаточно? И суд ему поверил на слово? И районный и апелляционный?

Допустимость доказательств

Экспертизы проводилась не судебными экспертами, а обычными врачами. Как указывают адвокаты, это прямо противоречит требованиям Закона Украины «О судебной экспертизе»

В экспертизах отсутствуют четкие выводы о наличии прямой причинной связи между действиями врачей и смертью пациента. Также в них не указано, имело ли место нарушение порядка обследования, оперативного вмешательства и проведения лечения и какими нормативными документами эти требования предусмотрены.

Есть же утвержденные МОЗ клинические протоколы, которым должны следовать доктора. Однако эксперты ссылаются на какие-то «ведущие международные рекомендации». Причем без указания, на какие именно. Сторона защиты обращает внимание на то, что в момент оказания медицинской помощи в 2017 году врачи вообще не имели право применять международные рекомендации без их утверждения МОЗ в качестве клинических протоколов.

Обвинение, построенное на предположениях?

Почти в каждом выводе экспертизы, как отмечают адвокаты, используются такие недопустимые для экспертных заключений фразы, как «вероятнее всего», «правильность назначений сомнительна», «допускают, что», «могло повлечь» и т.п.

А где свидетели?

По крайней мере по одному из докторов, если взять во внимание показания свидетеля, обвинения могли бы быть опровергнуты. Однако следователь отказывается допросить его.

Зачем арест?

Круглосуточный домашний арест сторона обвинения, а затем и суд считают обоснованным. По их версии, в противном случае врачи могут повлиять на ход следствия, а именно – внести изменения в медицинскую документацию. Адвокаты недоумевают, как подозреваемые могут что-то переписать в документации, которая была изъята при обысках еще в 2017-2018 годах?

Презумпция невиновности и беспристрастный суд?

Следственный судья в отличие от рядовых граждан, зачастую оценивающих ситуацию на эмоциях, прекрасно знает, чем отличается статус подозреваемого, обвиняемого и признанного виновным. Вручение докторам подозрений никоим образом не указывает на их виновность. Ее стороне обвинения еще предстоит доказывать.

Однако следственный судья Федулеева Ю. на следующий же день после судебного заседания по избранию меры пресечения подозреваемым на своей страничке в социальной сети Фейсбук размещает статью под названием «ОПГ в белых халатах: в Одессе судят врачей «Инто-Саны». Вероятно, здесь может возникнуть вопрос и о степени беспристрастности судьи, и в целом, не нарушает ли указанный служитель Фемиды принципы служебной этики?

Впрочем, странно выглядит и аргумент судьи о необходимости применения круглосуточного домашнего ареста. Якобы, такая мера позволит прекратить преступные действия подозреваемых. Какие именно преступные действия есть необходимость прекратить, если дело возбуждено по факту, имевшему место в 2017 году? На чем основано утверждение о том, что они ведут преступную деятельность? Это уже оказано в суде? Или на всякий случай?

Однако, как рассказывают адвокаты, есть и более вопиющие нюансы. Например то, что судья Федулеева в мотивировочной части решения суда об избрании домашнего ареста одному из врачей доказывала обоснованность подозрений другому. То есть, как следует из судебного решения, за то, что как бы сделал один врач, под домашним арестом должен находиться другой!

Много букв?

Адвокаты не верят, что этот казус с перепутыванием докторов - нелепая техническая ошибка. Они уверены, что судья вообще не вникала в материалы дела.

Судья просто не разбираясь, под копирку вписывала имена врачей в заранее подготовленные, как нам кажется, именно следствием шаблоны и просто не обратила внимания на то, что вписывает данные врача в шаблон решения совсем другого врача. Но это же не просто текст, это решение суда, за которым стоит судьба конкретного человека! – возмущена сторона защиты.

Что там в УПК?

Адвокаты не получили доступ к материалам дела. Следствие просто оставляет соответствующие запросы без внимания. Чтобы подозреваемые не смогли обеспечить себе защиту? А ведь УПК регламентирует право подозреваемого, например, искать свидетелей, которые могли бы опровергнуть тот или иной аргумент обвинения. Не зная толком, на чем оно строится, сделать это невозможно. Впрочем, может именно это и нужно следствию и суду?