28-02-2019 20:59

Встреча Трампа с Ким Чен Ыном на полях пакистано-индийского конфликта

Переговоры президента США Дональда Трампа с главой КНДР Ким Чен Ыном и пакистано-индийский конфликт происходили параллельно.

Это важно. Потому что, как сказал один из американских экспертов, ответственных за переговоры с Пхеньяном, северокорейская сторона часто указывала на Индию и Пакистан как на модель того, что она сама хотела бы получить от Америки. Другими словами, КНДР хотела бы получить ядерный статус и лучшие отношения с Вашингтоном, пишет The Atlantic.

Это достаточно рациональная логика. Но она действительна до тех пор, пока Северная Корея не участвует в конфликтах вроде тех, которые продолжаются между Индией и Пакистаном годами.

Они очень четко заявили. Смиритесь с тем, что мы ядерная держава, и мы станем хорошим другом США. Вы уже так делали с Пакистаном, - вспомнил бывший работник разведки США Джозеф ДеТрани, который участвует в переговорах с Пхеньяном.

Эксперт Carnegie Endowment for International Peace Джордж Перкович тоже считает, что Северная Корея добивается от США того же, что в свое время получила Индия.

Северокорейские чиновники сказали мне: мы сохраним наше ядерное оружие, а вы отмените все санкции, нормализуете отношения и заключите с нами мирное соглашение, - вспомнил он.

Администрация Дональда Трампа утверждает, что главной задачей остается полная «денуклеризация» Корейского Полуострова. Но перед саммитом с Ким Чен Ыном во Вьетнаме американская администрация подала сигнал о том, что краткосрочная задача гораздо скромнее. Госсекретарь Майк Помпео призвал «сократить угрозу от ядерной Северной Кореи». В свою очередь Трамп заметил, что «пока нет ядерных и ракетных испытаний, мы довольны».

Если цель встречи во Вьетнаме – это поиски минимизации угрозы для США и мира рядом с ядерной Северной Кореей, тогда конфликт Индии и Пакистана дает четкое понимание, как это может изменить геополитику.

Через две недели после того, как террорист-смертник атаковал конвой индийских служб безопасности, убив 40 солдат, Индия и Пакистан стали все более агрессивно вести себя друг с другом.

В Нью-Дели возложили вину за взрыв на Исламабад и отправили боевые самолеты на пакистанскую территорию для удара по якобы лагерю террористов. Вскоре после того Пакистан сбил два индийских самолета и взял в плен одного пилота.

Издание напоминает, что между Индией и Пакистаном возникали многочисленные конфликты с момента окончания британского колониального правления в 1947 году и разделения субконтинента. Пакистанские премьер-министры и индийские чиновники говорили, что не хотят еще большего ухудшения ситуации. Но риск фатальной ошибки до сих пор очень высокий, несмотря на страхи, что любой просчет может дать толчок полномасштабной войне. Такая война была бы первым в истории конфликтом между ядерными державами.

Индийско-пакистанская ситуация иллюстрирует парадокс ядерного оружия. Адвокаты идеи нераспространения утверждают, что угроза апокалиптической войны – это причина, почему странам не стоит строить такой вид вооружения. Но по этой же причине страны, такие как Пакистан и Индия, никогда не откажутся от своих арсеналов.

Нынешняя враждебность между ними порождает страх и вопрос о том, в какой момент Исламабад и Нью-Дели будут готовы использовать свое ядерное оружие. Это выдвигает на передний план логику получения такого оружия, когда государства не воспринимают как серьезную силу без нее, а также ограничения их военных возможностей после построения арсеналов, особенно когда население готово к войне.

Запад и группы активистов за нераспространение вооружений были в ужасе, когда Индия и Пакистан объявили себя ядерными державами в 1998 году на фоне обострения отношений между ними. Быстро появились международные санкции. Но на протяжении следующих нескольких лет их отменили из-за тактического признания новых военных возможностей стран. С тех пор США активно поощряли индийскую ядерную программу и выражали беспокойство за безопасность пакистанского арсенала. Отношения между соседями, которые никогда не были хорошими, остались напряженными. Хотя до последних событий все трудности были ограничены политической риторикой и пограничными стычками за исключением двух особых случаев. И активисты за ядерное нераспространение часто указывают на эти два случая: Каргильськую войну в 1999 году и военное противостояние после атаки боевиков в здании парламента Индии в 2001 году. Оба кризиса хорошо демонстрируют, насколько опасны конфликты между ядерными державами.

То, что Индия и Пакистан до сих пор не применили друг против друга ядерное оружие, не означает, что этого никогда не произойдет.

Большинство населения обеих стран не помнит конфликтов до Каргильськой войны. Средний возраст в Индии – 27 лет, а в Пакистане – 23.

В индийских СМИ доминирует утверждение, что Пакистан нужно наказать за поддержку террористических групп. Правительство в Нью-Дели, несмотря на тревогу общества перед выборами, может решиться на опасные действия. Вместе с тем, наличие у обеих стран ядерного оружия стало причиной, почему стычки между ними не переросли в полномасштабную войну.

Несмотря на агрессивную риторику СМИ и обществ в Индии и Пакистане, премьер-министры стран не повторяли ее. Хотя страны считают друг друга экзистенциальной угрозой с момента получения независимости. Нью-Дели и Исламабад воспринимают свои ядерные арсеналы не просто как гарантию признание их важными международными силами, но и как надежное сдерживание против угроз: реальных и субъективных. И именно поэтому мало кто верит, что Ким Чен Ын в КНДР хоть когда-нибудь откажется от ядерного оружия.

Так что хоть на встрече в Ханое никто не говорил о конфликте между Индией и Пакистаном, его скрытые последствия были все равно ощутимы.

Трамп и Ким Чен Ын завершили переговоры в Ханое досрочно и без соглашений.