08-01-2019 10:15

Томос об автокефалии: все только начинается

Как Россия пыталась сорвать создание автокефальной церкви в Украине, ускорится ли после томоса процесс перехода архиереев и церковных громад в ПЦУ и почему этот процесс нельзя торопить.

 

Об этом в интервью LIGA.net рассказал советник президента Украины Петра Порошенко, директор института стратегических исследований Ростислав Павленко.

- Украинская церковь получила томос. Что это значит на практике?

- Украинская церковь теперь независима и, что главное, признана. Поскольку независимые церкви у нас были и раньше, это УПЦ Киевского патриархата и УАПЦ. Но они не были признаны. Теперь создана объединенная церковь, она получила томос, то есть акт о признании со стороны Вселенского патриархата. Мы ожидаем, что дальше нас признают и другие поместные православные церкви.

Ростислав Павленко

- В России говорят, что вместо независимости мы попали под влияние Константинополя.

- Это русская манипуляция чистой воды. Пункт 1 томоса прямо говорит, что мы получили все права и привилегии автокефалии. Это значит, что церковь исключительно самостоятельно выбирает своего предстоятеля и нигде его кандидатуру не согласовывает. Она в полной мере руководит внутренними вопросами, не нуждается во внешнем вмешательстве. И любые разговоры о влиянии Вселенского патриархата на украинскую церковь - это манипуляция. В томосе прописаны только традиционные прерогативы, которые у Константинополя есть по отношению к любым другим церквям. Это право быть наивысшей инстанцией. Именно вселенский патриарх выступает в арбитром в спорах. Именно Вселенский патриархат может созывать соборы для совещания по особенно сложным вопросам. Если же говорить о миро, то это больше дань историческим традициям и никоим образом не ограничивает независимость церкви. Вроде я по всему прошелся?

Знаете, сначала в России говорили, что нам ничего не дадут. Затем они угрожали, что в Украине начнется религиозная война - и нам все равно ничего не дадут. Слава Богу, ни то, ни другое не произошло. Наоборот, мы получили томос, который четко определяет независимость церкви. Так теперь они рассказывают, что это "неправильные пчелы, которые делают неправильный мед".

- То есть Россия с этого момента не имеет никакого влияния на Украинскую церковь?

- Однозначно. Россия утратила на нее любое влияние. Это похоже на Акт о независимости 1991 года. Сейчас территория Украины в международно признанных границах является канонической территорией ПЦУ, и Россия здесь нет никаких прав.

Томос об автокефалии ПЦУ. Полный текст документа

- Насколько сложным был путь к автокефалии? Какова в этом роль Банковой и духовенства?

Порошенко занимался тем, что корректно назвать содействием православию в обретении независимости церкви. И Конституция, и закон определяют не просто право, а и обязанность государства помогать религиозным громадам в их законных просьбах. В том числе - в отношениях с зарубежными религиозными центрами. Собственно, это и делалось.

Сначала были почти четыре года подготовительной работы. А в апреле 2018 года на встрече патриарха Варфоломея и президента Порошенко согласовали четкую дорожную карту канонических шагов. В дальнейшем эта дорожная карта была реализована.

- Почему эта дорожная карта принималась с Порошенко, который не имеет отношения к церковным делам, а не с духовенством?

- В православной традиции очень важную роль играет светская власть. Фактически везде, если поднять томосы других церквей, прописана роль светской власти. И в сербской церкви, и в румынской, болгарской, элладской. Это первое. А второе: государство своими способами помогает церкви, в том числе и через отношения с религиозными центрами. В нашем случае это переговоры с Константинополем.

- Был ли риск, что процесс сорвется? В какой его части?

- Россия как государство и Русская православная церковь делали все возможное, чтобы мы не получили автокефалию - на уровне и церковной, и не церковной дипломатии. Вели активную работу с Варфоломеем. Давили на представителей Вселенского патриархата и на другие поместные церкви. В первую очередь, чтобы открыть там второй фронт против Варфоломея. И не менее активно россияне работали с украинскими иерархами Московского патриархата и других церквей. Но им не удалось. Тут нужно отдать должное органам безопасности и правопорядка Украины - это раз. И всему украинскому обществу - два. Ни одна из московских разработок против церкви не сработала.

- Если определять самый критический момент - это проведение собора?

- Критическим мог стать любой из этапов, любая попытка вмешаться в переговорные процессы. Просто перед собором отсчет пошел на дни и часы. Так что цена ошибки или провокации против автокефалии возросла в сто раз.

- И все же, собор прошел не без скандала. Митрополит Михаил обвинил Филарета в шантаже и прямом требовании снять его кандидатуру с голосования за предстоятеля Православной церкви. Чье это было условие? Филарета или Банковой?

- Я не буду комментировать внутренние дела церкви. Давайте перевернем эту страницу. Есть автокефальная церковь, есть избранный предстоятель. Мы видели, в том числе, митрополита Михаила в единой делегации, которая была на Фанаре. И сегодня владыка Михаил служил вместе с вселенским патриархом Варфоломеем и митрополитом Епифанием.

- Известно, что на Банковой рассчитывали увидеть на соборе до 10 архиереев УПЦ Московского патриархата. Почему пришли только два архиерея? Завтра в Киеве всем покажут томос: это повлияет на количество сторонников ПЦУ?

- То, что пришли только двое - это следствие давления. Доходило до того, что митрополитов силой разворачивали по пути на собор. Конечно, это повлияло на других. На тех, кто собирался быть на соборе. Только двое имели смелость и твердость не поддаться давлению. То есть можно говорить об объединении всех трех ветвей украинского православия. Сейчас у нас есть томос. И я думаю, многие будут определяться с учетом этого фактора. Тем более что люди на местах очень одобрительно относятся к созданию единой поместной церкви в Украине. Они тоже будут задавать вопросы и архиереям, и простым священнослужителям. Так что все только начинается.

Главное - обойтись без кавалерийского наскока или барабанного боя. Пусть идет живой, логичный, добровольный, свободный и мирный процесс перехода. Так мы стратегически получим больше, чем если будем выставлять временные рамки или количественные показатели: сколько переходов надо обеспечить. Никаких показателей нет. Это фейк - что готовятся судебные дела и спускаются какие-то нормы. Бред.

- Сколько времени может занять переход епископов и особенно приходов?

- Как однажды сказал патриарх Варфоломей, у нас есть все время всего мира.

- Парубий пообещал внести в сессионный зал Верховной Рады законопроект, который пропишет юридические тонкости перехода от МП к ПЦУ. Что это за проект? Речь о разработке Еленского, которая уже много лет лежит в парламенте?

- Этот законопроект действительно содержит более четкие формулировки. Действующий закон просто дает право на смену юрисдикции, но оставляет открытыми очень много вопросов по механизмам перехода. Проект Еленского эти рамки уточняет и расширяет. А будет ли он принят - это прерогатива народных депутатов. Надеюсь, они соберутся на сессию после зимних праздников и примут эти решения.

- Разве вы с Парубием на Фанаре этот вопрос не обсуждали?

- Я в эти дни с Парубием по этому поводу не говорил. Но это известное предложение. И глава Верховной Рады, и депутаты его озвучивали.

Торжественное подписание и вручение Томоса об автокефалии ПЦУ. ФОТО

- Томос получен. А риск провокаций со стороны России и Московского патриархата - остается? Что с этим делать?

- Сохранять спокойствие и быть готовыми прекратить любые провокации. Мы понимаем, какой удар нанесен по "русскому миру", в который нас все это время пытались втянуть. Подорваны, как они говорят, скрепы. Наша задача - не создавать искусственных проблем. Я думаю, все у нас выйдет. Вы спрашивали, как быстро? Еще раз: планов нет. Но мне кажется, естественный процесс будет достаточно быстрым.

Вселенский патриархат отпустил нас в самостоятельное плавание. И это отдельно подчеркнула теплая и дружественная атмосфера на Фанаре.