17-10-2018 12:10

Белорусскому священнику запретили служить в церкви из-за обнародованных снимков авто и охраны Гундяева

Иерею Александру Шрамко, клирику минского Свято-Михайловского прихода, запретили служить в церкви из-за того, что он выложил в Facebook фото «Мерседеса» и охраны патриарха Кирилла (Гундяева).

Как известно, патриарх Кирилл (Гундяев) 13 октября прилетел в Белоруссию на заседание Священного синода Русской православной церкви (РПЦ). В первый вечер своего визита он провел службу в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска. Среди священников Белорусской православной церкви (БПЦ), одним из допущенных на это богослужение, был иерей Александр Шрамко.

Гундяевский поп сравнил автокефалию УПЦ с аннексией Крыма. ВИДЕО

Стоит отметить, что священник активно пользуется соцсетью Facebook, и в тот день он выложил туда снимки автомобиля с номером 0002, на котором Гундяев и прибыл в Свято-Духов собор. Также были обнародованы фотографии охранников, которые окружали патриарха РПЦ во время службы.

Наряду с этим, отец Александр раскритиковал предстоятеля РПЦ за то, что тот проигнорировал верующих возле храма.

Они пришли и будут весь вечер стоять на улице, довольствуясь трансляцией на экран… Почему нужно подкатывать на машине к самым вратам собора и, выйдя из нее, даже не обернуться? Неужели так трудно… пройти несколько десятков шагов, приветствуя и благословляя народ? – написал священник.

Согласно предположению иерея, такое поведение российского патриарха было продиктовано «демонстративным презрением».

шрамко, машина гундяева

шрамко, машина гундяева

При этом отец Александр рассказал журналистам TUT.BY, что на следующий день он должен был принимать участие в патриаршем богослужении в минской Всехсвятской церкви: Я облачился, спросил еще, служу ли, потому что не все священники служат, некоторые просто стоят в храме. Сказали, что служу. Потом началось что-то непонятное: охранники патриарха сказали, что я фотографировал патриарха, уронил его престиж, все это ему не нравится. Ну и все. Сначала просто попросили больше не фотографировать, чтобы не было проблем. Я согласился. Потом сказали, что меня зовет владыка, митрополит Павел (Минский и Заславский, предстоятель БПЦ). А он уже сказал: „Разоблачайтесь, вы запрещены к служению с сегодняшнего дня“.

По его словам, основная претензия со стороны окружения Гундяева заключалась в том, что иерей сфотографировал номера машины главы РПЦ и его охрану.

Возможно, патриарху не нравится, когда подчеркивают, что вокруг него много охраны. Может, охранникам не нравится, что они „светятся“. Я сам не особо понимаю, почему это такая уж проблема. Но мне сказали, что я всех опозорил, опозорил Беларусь, церковь и патриарха, – пояснил священник.

В то же время, клирик минского Свято-Михайловского прихода отметил, что часто делает «репортажи» с мероприятий, на которых бывает. В этот раз его заинтересовали охранники главы РПЦ, которые «выбивались из богослужения», потому что стояли спиной к алтарю.

Московские попы пошли в разрыв

Вместе с тем в РПЦ поддержали решение отстранить отца Александра от богослужения с патриархом Кириллом.

Пресс-секретарь патриарха Александр Волков назвал запрет на служение «дисциплинарной мерой», призванной «немножко вразумить» отца Александра, который, по его словам, уже прослыл «записным критиком».

14 октября запрет на служение отцу Александру вынесли устно; на тот момент подробности принятого решения были неизвестны.

Однако 16 октября священник получил указ о своем освобождении от должности клирика Свято-Михайловского прихода Минска. В документе говорится, что ему запрещается служить, носить иерейский крест и благословлять верующих.

В обосновании решения отмечается публикация священником сообщений, которые «порочат православную церковь и сеют в сердцах людей вражду и ненависть».

Запрет будет действовать год, после чего Минская епархия рассмотрит вопрос о возобновлении служения в случае, если отец Александр «покается и изменит свое отношение».

В то же время стало известно, что белорусский поэт и издатель Дмитрий Строцев уже запустил сбор подписей за отмену запрета служения для Александра Шрамко, который ранее инициировал в своем приходе проведение богослужений на белорусском языке.