20-09-2018 18:41

Послание Петра Порошенко к Верховной Раде. ТЕКСТ. Часть 2

Сегодня президент Украины Петр Порошенко выступил перед парламентом с ежегодным обращением.

Послание Петра Порошенко к Верховной Раде. ТЕКСТ. Часть 1

Дорогие украинцы!

Самыми надежными союзниками Вооруженных сил Украины в защите Родины являются наши дипломаты, которые действуют в чрезвычайно сложных условиях. Их работа требует немалого опыта и умения.

Мир лихорадит, глобальная и региональные системы безопасности неэффективно работают, они под большой угрозой. Украина находится в эпицентре процессов, которые определяют будущее континента и мира. И я хотел бы поблагодарить парламент, правительство, которое внесло этот проект, за принятие соответствующего закона "О дипломатической службе", резкое увеличение финансирования украинской дипломатии, потому что задача, которая стоит перед украинскими дипломатами, чрезвычайно важна. Российская агрессия застала Запад врасплох. Проигнорированы были все важные сигналы: и провокация на Тузле, и откровенно агрессивное выступление российского президента на Мюнхенском форуме по безопасности в 2007 году, где он, в принципе, всех обо всем предупреждал. И на нападение в 2008 году России на Грузию, и на оккупацию Крыма первая реакция оказалась на удивление вялой и беззубой. И даже теперь – после тысяч по вине России жертв на Донбассе, после трагедии MH17, после Сирии, после Солсбери – на Западе немало желающих заглянуть Путину в душу, или еще не знаю куда.

И мне интересно, а что вы хотите там увидеть, господа? Все же и так у всех на глазах. Россия поддерживает правые и левопопулистские движения, раздувает евроскептицизм, вмешивается в выборы по всему миру, вмешивается в референдумы, как это было в Нидерландах. Кремль таким образом продвигает свою альтернативную повестку дня, свои альтернативные ценности, надеясь на то, что Западу все сложнее будет держать единую позицию в отношении Москвы.

Глубоко ошибается тот, кто думает, будто российская агрессия автоматически обеспечивает нам поддержку Запада. Это не так. И за поддержку надо ежедневно бороться. И за эти четыре с половиной года нам удалось не просто создать и сохранить мощную трансатлантическую коалицию в поддержку Украины, но и значительно расширить и укрепить ее. Принцип "ничего об Украине без Украины" стал аксиомой международной политики. Предложения его нарушить и договориться у нас за спиной время от времени выплывают и тут же нами гасятся.

И никто больше не отрицает нашу европейскую идентичность. В течение следующего года планирую перевести в практическую плоскость реализацию моих инициатив по интеграции Украины в Цифровой общий рынок, Энергетический союз, а также углубление сотрудничества в таможенной сфере.

Но чтобы двигаться дальше, нам прежде всего надо от первой до последней буквы выполнить Соглашение об ассоциации. Скорость ее реализации пока недостаточна, и я призываю парламент и правительство набрать лучший темп. Готов быть партнером в этом процессе. Тем более что соглашение ежедневно доказывает свою действенность и правильность. Доля Евросоюза в экспорте колеблется от 42 до 43 процентов, и это весомый компенсатор потерь, которые из-за войны, экономической блокады и закрытия рынков причинила нам Россия. Весомый, но недостаточный.

Именно поэтому в прошлом месяце во время ежегодного совещания руководителей зарубежных дипломатических учреждений подверг критике целый ряд наших посольств в Латинской Америке, Африке, Азии. Разве рынки этих стран не важны для сбыта наших товаров и создания в Украине новых рабочих мест? Нам нужно искать все больше и больше торговых партнеров, точки опоры на региональных рынках, демонстрирующих высокие темпы роста, где есть спрос на нашу продукцию.

Мы учимся внешнеполитическому прагматизму и находим оптимальный для нас вариант продолжения игры даже в самых сложных партиях. В частности, такой подход дал нам возможность выстроить эффективные отношения с новой американской администрацией. Чего только стоит решение президента США предоставить Украине оборонное летальное вооружение! И это только начало. Такое сотрудничество будет продолжено. Во вторник Сенат США одобрил проект бюджета Пентагона на 2019 год, который предусматривает 250 млн долл. для помощи Украине в вопросах безопасности. И это есть лучшее доказательство тому, что между Киевом и Вашингтоном существует очень высокий уровень доверия.

Нас, конечно, не могут не беспокоить разногласия между ключевыми участниками мировой торговли. Они имеют глобальное измерение и будут влиять на нашу экономику, очевидно, не со знаком "плюс".

К числу внешних рисков, которые усложняют наше положение, относятся также и всплеск левого и правого популизма, рост евроскептических настроений, недемократические тенденции в некоторых соседних странах, гибридная атака России на США, на Евросоюз, на Украину.

Кое-кто у нас обижается, что санкции в связи с аннексией Крыма и российской оккупацией Донбасса выглядят более мягкими, чем те, которые внедрены впоследствии в ответ на вмешательство в выборы или химическую атаку в Солсбери. Неприятный осадок, конечно же, есть, но, с другой стороны, чрезвычайно важно, что санкции против Москвы теперь связаны не только с Украиной. Почему? Потому что это означает, что приходит совершенно трезвое понимание того, что Россия - это не только наша проблема. Она является угрозой для всего цивилизованного мира.

И мы будем последовательно противодействовать попыткам ослабить санкционный нажим на Россию. Тактическая задача Кремля – снятие санкций в январе следующего года под предлогом якобы невыполнения Украиной минских договоренностей. Я думаю, что мы этот сценарий должны разрушить. Почти убежден, что снятия мы не допустим, однако знайте, что риск смягчения есть. То, что Россия так упорно борется с санкциями, свидетельствует только о том, что они эффективны, они действуют. Потому что рубль падает даже при росте цен на нефть. Потому что российская власть вынуждена повысить пенсионный возраст. Российская власть пошла на повышение НДС. Это и есть цена агрессии.

В прошлом году неприятной неожиданностью для Кремля стал факт продления украинским парламентом закона "Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей". Своим ответственным голосованием именно вы, уважаемые народные депутаты, выбили козырь из рук Путина. И хочу подчеркнуть, что россиянам тогда пришлось существенно корректировать свою тактику. Теперь они снова достали эту замусоленную карту. Кремль и его прихвостни в очередной раз пытаются убедить европейское сообщество в неготовности украинской стороны продлить действие закона. Это, по мнению РФ, является якобы свидетельством неспособности Украины выполнять взятые на себя обязательства, следовательно, мол, санкции в связи с этим должны быть сняты. Согласитесь, было бы преступной ошибкой дать Московии шанс обвинить Украину в невыполнении соглашений и добиться послабления санкционного давления. Я абсолютно убежден, что это точно не украинский сценарий.

В то же время подчеркиваю, что должен быть продемонстрирован реальный прогресс в урегулировании, главным индикатором которого является согласование параметров развертывания на Донбассе миротворческой миссии под эгидой ООН. И об этом я буду говорить на следующей неделе во время визита и выступления в Нью-Йорке на Генеральной ассамблее Организации объединенных наций. Обязательно на всей территории Украины миссия должна быть развернута, обязательно с ее выходом на украино-российскую границу. Это позволит создать условия для выполнения части минских договоренностей включительно с выводом российских войск с оккупированной украинской территории. Если этого не произойдет, закон об особом порядке местного самоуправления так и не заработает. Это должна быть нашей логикой. Вся ответственность за срыв минского процесса точно должна лечь на Россию.

Сколько бы копий ни ломали вокруг "Минска", именно благодаря тем договоренностям удалось остановить активную фазу агрессии и добиться режима санкций. И главное – выиграть время и для развития армии, и для перехода от мобилизации к контрактному комплектованию фронтовых подразделений.

Кремль пытается убедить наших союзников в якобы подготовке Украиной силового сценария освобождения Донбасса. Конечно, у нас должна быть подобная опция, ибо всякая армия должна быть готова к любым сценариям. У Украины, согласно статье 51 Устава ООН, есть право на самооборону. И мы это отдельно подчеркнули в недавно принятом законе о реинтеграции Донбасса. Но наша стратегия мира заключается в его достижении политико-дипломатическим путем, потому что именно такой вариант является оптимальным для Украины и соответствует нашим национальным интересам.

Нападение России началось с попытки аннексии Крыма, и его возвращением он должен завершиться включительно с возмещением причиненных убытков и предоставлением в этот раз уже действенных гарантий неповторения агрессии. Боремся за это в международных судах и, я убежден, победим, как победили в Стокгольме, - "Газпром" должен заплатить нам полностью 4,6 млрд долл.

Мы убеждаем весь мир, что любые уступки Кремлю без восстановления территориальной целостности Украины – это поражение. Поражение права и свободы. Это проигрыш демократической Европы и победа авторитарной Азиопы. А тем временем у нас самих вся страна утыкана билбордами с призывом к "компромиссу" с агрессором. Чуть ли не каждый столб обсели "голуби мира"… Только тень от них, от этих голубей, - словно от двуглавого. И пусть вас не вводит в заблуждение успокоительное воркование, потому что в клювах у этих горлиц – семена мира на российских условиях.

"Мир" – это красивая и привлекательная обертка, в которую можно положить все, что угодно. Поэтому мы должны быть бдительными. Не забывайте, что враг пришел сюда не за Крымом, враг пришел сюда не за Донбассом. Враг пришел за всей Украиной. И без Украины империя невозможна. Так где будем проводить границу так называемого компромисса - по Донцу, по Днепру или, может, по Збручу?

В стремлении к подлинному миру на основе украинского интереса, в борьбе за него вопрос суверенитета, территориальной целостности Украины и нашего цивилизационного выбора не является и, я подчеркиваю, не будет предметом компромисса. Потому что иначе или нас не будет, или мы будем уже не мы, или здесь будут стоять воины другого государства.

В вопросах же, которые не являются вопросом to be or not to be (быть или не быть, – ред.), мы, конечно, готовы к дипломатической гибкости, потому что на самом деле легкой и простой дороги к миру нет, особенно в противостоянии с врагом, чей военный потенциал значительно больше.

Никто больше нас, украинцев, не хочет мира, ибо мы, как никто другой, очень хорошо знаем, что такое война. И почувствовали ее настоящую цену. И почувствовали настоящую цену этой войны.

Еще раз подчеркиваю: и "фитиль" войны, и ключи к миру находятся не в Киеве, не в Брюсселе, не в Вашингтоне. Они находятся в Москве. Но мира нам не принесет умиротворение агрессора… И не согласие на условия России. К подлинному и справедливому миру нас приведут лишь укрепление обороноспособности нашей страны, усиление нашей армии, укрепление дипломатического корпуса и усиление единства внутри страны. Обеспечить мир и победу должны как прочный фронт, так и надежный тыл, единство и сплоченность общества в борьбе с врагом.

Усилить такое единство должно создание Единой поместной православной Украинской церкви. Экзархи Вселенского Патриарха без всяких дипломатических условностей сказали мне, что процесс предоставления автокефалии Украине выходит на финишную прямую. Сказали это публично. Я не знаю, когда именно примут Томос и когда его привезут в Киев. Но точно уверен: колесо этой истории мы раскрутили так, что вернуть обратно его уже никто не сможет.

Еще сто лет назад вопрос автокефалии был поставлен на повестку дня государственным руководством Украинской Народной Республики. 27 лет назад Украина возобновила свою борьбу за автокефалию. Но решающими стали последние четыре года сначала тихой и кропотливой, а теперь уже публичной дипломатии, в том числе с вашей, уважаемые народные депутаты, помощью.

Как велит Священное Писание, мы с вами точно не будем поклоняться чужим богам. И во внутренние дела церкви не будет вмешиваться государство, особенно иностранное государство.

Почему они так бьются за это?

Потому что империя теряет один из последних рычагов влияния. Томос – это фактически еще один Акт провозглашения независимости Украины. Для нас собственная церковь – гарантия духовной свободы. Это – залог общественного согласия. Я гарантирую, что государство будет уважать выбор тех, кто решит остаться в той церковной структуре, которая будет сохранять единство с Русской православной церковью. И называть ее так же и будем для того, чтобы облегчить понимание. Но в то же время я гарантирую, что государство защитит (и не надо их пугать) права тех священников и мирян УПЦ Московского патриархата, которые добровольно примут решение выйти из-под Москвы, чтобы вместе с другими православными творить Единую поместную православную Украинскую церковь.

Значение Томоса выходит за пределы Украины. Это – падение Третьего Рима как древней концептуальной заявки Москвы на мировую гегемонию. Здесь на наших просторах решается и будущее мирового православия. Его с россиянами мы тоже понимаем совершенно по-разному, и это еще одна из причин, почему нам с россиянами не по пути. У них церковь – так называемая скрепа авторитарного режима. А мы, как самая большая православная страна Европы, продемонстрируем, как органично в одном национальном организме уживаются христианство восточного обряда и демократия.

Сохранить демократию в условиях внешней агрессии было непросто. Хотя военное положение значительно усилило бы полномочия и возможности президента, я категорически отверг предложения его внедрить. Даже в условиях войны мы не ограничивали политических прав и свобод граждан, не вводили цензуру.

Конституционные возможности президента, предусмотренные парламентско-президентской моделью, не очень коррелируют с той степенью ответственности, которую общество традиционно возлагает на всенародно избранного главу государства. Но ни разу даже в самые тяжелые годы, когда страну буквально душило удавкой внутренних и внешних проблем, президент не попросил об увеличении полномочий. Более того, от некоторых из них отказался. Если вы не заметили, то при назначении судей в том числе.

В стране работает система сдержек и противовесов. Украинцы не склонны отдавать монополию на управление одной политической силе. Власть носит коалиционный характер. Коалиционным, по сути, является и наше правительство. Коалиционным, по сути, является даже самая большая парламентская фракция. При этом мы находим общий язык - приняли все вместе рекордное количество реформаторских решений. Президент не очень часто накладывает вето на законы и ни разу за все годы не воспользовался своим законным правом приостанавливать решения Кабмина с одновременным обращением в Конституционный суд.

Европейская стратегия диктует нам алгоритм развития политической системы как парламентско-президентской представительной демократии. При этом стране нужен президент и верховный главнокомандующий для организации эффективной защиты страны. А это и является главным в работе главы государства.

В прошлом году я отклонил многочисленные предложения по конституционным изменениям в политической системе. Считаю, что перед выборами такие маневры не соответствуют европейской политической культуре, которая учит нас играть по правилам, а не с правилами.

Но, конечно, с интересом слежу за общественной дискуссией. Категорически неприемлемыми считаю те предложения, которые продвигают явно недемократические модели. Кто-то откровенно выступает адвокатом "просвещенного авторитаризма", а кто-то камуфлирует его в "парламентаризм канцлерского типа".

Только если вчитаться в содержание, а не заголовок, там у канцлера полномочий больше, чем у кайзера, а в "рейхстаге", по сути, однопартийная система. Режим единоличной власти ни к чему хорошему Украину на привел. Это урок, который надо запомнить абсолютно всем.

Призрак авторитаризма - не единственный вызов, связанный с грядущими выборами. Актуальной является и угроза реванша. К сожалению, на украинской политической шахматной доске есть фигуры, которые позволяют Москве ходить собой. За четыре года мы восстановили не только армию, но и разведку, поэтому имеем не приблизительное, но достаточно точное представление о планах Кремля. Известно, как на базе пятой колонны мечтают сформировать мощную пророссийскую оппозицию в новом парламенте, а если повезет, то еще и сделать ее участницей новой коалиции с правом вето на европейскую и евроатлантическую интеграцию.

Мы видим, как пятая колонна поднимает голову, пытается собрать в кучу разные свои шеренги, пользуясь преимуществами демократии, активизируется в информационном пространстве. Наша задача чрезвычайно сложна – дать им отпор не нарушая норм европейской демократии.

Свою роль вижу в том, чтобы силой закона и силой убеждения не дать ни малейшего шанса тем, кто мог бы поставить под сомнение наш собственный путь, путь независимости, путь европейской и евроатлантической интеграции!

Однако некоторые украинские политики тиражируют фейки российской пропаганды, пытаются снять с агрессора ответственность за войну, цинично перекладывая ее с России на Украину.

Некоторые телеканалы, газеты и интернет-издания стали откровенными рупорами российской пропаганды.

Я разделяю мнение председателя Верховной Рады о том, что в период выборов вопрос информационной безопасности является одним из главных; что часть нашего информационного поля так же оккупирована, как и часть суверенной территории.

Друзья, я рад, что в парламенте тоже осознают глубину этой проблемы, хотя кому-то это и неинтересно. В Украине все еще действует сеть российской агентуры, которая берет под контроль медиа, плодит "независимые" общественные организации.

Они действительно независимые, но независимые от Украины, однако подконтрольные Кремлю. Они раздувают антиукраинские, антиевропейские и антиамериканские настроения.

Итак, поддерживаю идею законопроекта о регистрации агентов влияния государства-агрессора - Российской Федерации.

Подчеркиваю, именно государства-агрессора, поэтому такой закон никоим образом не повлияет ни на гражданское общество, ни на СМИ, ни на свободу слова.

Хотел бы также призвать не разрушать страну популизмом, трезво оценивать беспрецедентную сложность вызовов и угроз, стоящих перед Украиной. Ведь большинство из них не имеют простых решений. Не верьте этому.

Собственный опыт научил меня, как важно очень осторожно и ответственно относиться к тем обещаниям, которые даешь людям. Более четыре года назад я заявил, что АТО продлится часы, а не месяцы. Я сожалею, что породил завышенные ожидания. Поэтому несколько недель назад я признался, что подал надежду, которая не сбылась. Конечно, попросил за это прощения, но хотел бы, чтобы эта история стала уроком не только для меня, но и для всех украинских политиков. 

Реагировать на все риски и угрозы должны путем ответственного выбора, когда надо будет не только избрать президента и новый парламент, но и точно подтвердить неизменность нашего проевропейского государственного курса.

До начала избирательного цикла остается мало времени. Уже совсем близко 31 марта, а там не за горами и парламентские выборы. Спасибо народным депутатам за то, что на этой неделе вы приняли закон, который разблокирует процесс принятия ЦИК.

Я, как президент, гарантирую свободные, честные и демократические выборы главы государства, нового парламента, органов местного самоуправления так, как они были проведены в 2014-15 гг.

Процесс волеизъявления должен соответствовать нашей европейской стратегии и еще раз зарекомендовать Украину как лидера в соблюдении стандартов демократии на постсоветском пространстве.

Уверен, что в партийные программы уже ...надцатый раз вписали обещание отменить депутатскую неприкосновенность. Настаиваю на безотлагательном голосовании за соответствующие изменения в Конституцию. Максимально упростил вам задачу, уважаемые народные депутаты, предложив ввести эту норму со следующего созыва. Конституционный суд дал добро. Наступил момент истины. Давайте будем честными с народом. Прошу вас, проголосуйте. А если нет, то тогда больше не обещайте этого никогда. Это честно.

Дорогие украинцы!

Уважаемые народные депутаты!

Наша европейская стратегия – это двустороннее движение. Не только членство Украины в Евросоюзе, но и глубинная внутренняя европеизация Украины.

Стать европейской страной - значит полностью воспринять европейский дух политических свобод, честной конкуренции и равенства возможностей. Это то, что называется порядком открытого доступа. Страны Европы шли к нему веками. Нам этим путем надо проехать максимум за десять лет.

Украинская экономика для ускорения роста требует колоссальных инвестиций и новых рабочих мест. В рейтинге Всемирного банка Doing business Украина за пять лет поднялась на шестьдесят одну строчку. Только за год мы с вами приняли законы, которые непосредственным образом влияют на улучшение инвестиционного климата: о приватизации, наконец отменили пресловутый валютный декрет, которому было уже 25 лет, приняли закон о валюте, об обществах с ограниченной и дополнительной ответственностью. Спасибо вам за то, что поддержали предложение президента о едином окне на таможне. Обеспечена макрофинансовая стабилизация и точный выход Украины из зоны риска дефолта.

Инвесторы заметили результаты антикоррупционной стратегии, такие как внедрение ProZorro, которую признали самой прозрачной в мире системой государственных закупок; электронное автоматическое возмещение НДС, очищение от коррупции газового сектора, начало создания Высшего антикоррупционного суда и тому подобное. В 6 млрд долл. ежегодно эксперты оценивают экономический эффект от этих антикоррупционных мероприятий.

На прошлой неделе я присутствовал на подписании двух крупных инвестиционных соглашений на общую сумму почти в миллиард долларов. Это лишь на прошлой неделе. Одна из них касается альтернативной энергетики, другая – самая крупная инвестиция в АПК за времена независимости будет происходить на территории четырех украинских областей.

Итак, иностранные инвесторы верят в перспективу нашей страны и создают здесь новые рабочие места. На наш рынок друг за другом выходят несколько мировых торговых брендов. Наверное, в предвкушении роста покупательной способности украинцев.

Это – положительная тенденция, которую нам надо усилить. Еще до выборов мы могли бы принять закон о налоге на выведенный капитал, который поддерживает именно украинского производителя. Хотя правильнее было бы его называть налогом на вывод капитала. Не надо выводить – вкладывайте в Украину, он стимулирует вкладывать в производство.

И законы о концессиях, о процедуре банкротства, о бизнес-омбудсмене, об усилении персональной ответственности работников контролирующих органов. Наконец, очень важным является законопроект "О Национальном бюро финансовых расследований". К сожалению, его в парламенте положили под сукно, потому что якобы он усиливает полномочия президента.

Конечно, за полгода до выборов спасибо за такую положительную оценку моих дальнейших политических перспектив. Но закон о другом – о защитных барьерах для бизнеса от давления целого сонма различных правоохранительных органов. Мы должны это прекратить. Это честно по отношению к украинскому бизнесу.

Я не теряю надежды на поддержку этого законопроекта, столь необходимого для улучшения инвестиционного климата. 

В то же время понимаю, что, к сожалению, нет шансов на взвешенное и государственническое решение по созданию цивилизованного рынка земли. Сейчас это будет трудно провести.

Если кого интересует, как этот тупик вписывается в нашу европейскую стратегию, хотел бы напомнить, что Европейский суд по правам человека признал, что мораторий на свободный рыночный оборот земли нарушает права украинцев.

Шаги по улучшению инвестиционного климата и создание рабочих мест должны сопровождаться продолжением политики легализации занятости и роста заработных плат, что, в свою очередь, даст возможность повышать пенсии. На моих регулярных (вместе с правительством и силовиками) встречах с бизнес-ассоциациями работодатели все чаще жалуются не на давление, а на дефицит рабочей силы.

Железный занавес на границе, как в советские времена, никто ставить не будет.

Дорогие работодатели, выход один: увеличивать зарплаты, если не хотите, чтобы украинцы ехали за границу, а работали у нас. По рынку заработной платы вы должны быть конкурентоспособными. Я уже говорил о том, что Украина становится частью единого европейского рынка труда, и здесь тоже никуда не деться от конкуренции.

Дорогие украинцы!

Дым войны еще не развеялся над этой частью Европы. Но сквозь него уже отчетливо видно: Украина может стать и станет новой историей успеха, новым пространством европейского роста. Как сформулировал это буквально на днях один зарубежный друг нашей страны, "за последние четыре года Украина обрела свою идентичность и утвердилась в качестве динамической европейской силы".

Что нам нужно?

Надо быть смелыми. Для этого надо иметь видение будущего. То, что на английском языке называется vision. Оно у нас есть. Мы знаем, что нет более убедительного аргумента в пользу европейской Украины, чем успех.

Следующему поколению украинцев должны передать успешную европейскую Украину. И именно так и произойдет, если только не отдадим страну в руки реваншистов, популистов и демагогов.

Слава Украине!