17-08-2018 21:56

Мы будем накладывать санкции, пока Россия не начнет сотрудничать, - Волкер

Специальный представитель Госдепартамента США по вопросам Украины Курт Волкер в эксклюзивном интервью "Прямому" рассказал о перспективах освобождения Олега Сенцова, новых санкциях США против России и помощи от Америки в размере 250 млн на оборонную промышленность Украины.

- Освобождение украинского политзаключенного Олега Сенцова, который голодает в российской тюрьме уже 93 дня. Обсуждается ли этот вопрос в США? И на каком уровне?

Обсуждали ли судьбу Сенцова президент Трамп и глава Кремля Путин во время встречи в Хельсинки за закрытыми дверями? И еще дополнительно. Мы знаем, и об этом есть информация, что из США едет высокий чиновник на встречу с Владимиром Путиным? Будет ли он как-то обсуждать вопросы Сенцова?

- Во-первых, ситуация с Сенцовым очень важная, очень серьезная по многим причинам. Потому что россияне говорят, что это не так. Мы призываем к его освобождению. И я тоже. Я не могу говорить о встрече между президентом Трампом и президентом Путиным, и что именно обсуждалось во время этой встречи.

Как вы знаете, была встреча уже после этого. Кроме того, советники по национальной безопасности и обороне встретятся в Женеве на этой неделе. И господин Болтон, советник по вопросам национальной безопасности, он в курсе этого. И я думаю, что этот вопрос обсуждается на очень серьезном уровне.

- Следующий вопрос касается непосредственно войны на Донбассе. Встречи в "нормандском формате" на высшем уровне с участием руководителей Украины, Германии, Франции и России не было уже два года, с 2016-го. Сейчас же Россия заявляет, что готова к встрече, однако если украинская сторона отведет оружие от линии разграничения.

Это заявление звучит странно, ведь есть свидетельства, что Вооруженные силы Украины отвели, но именно российская сторона не отвела свои силы. Будет ли как-то Америка влиять на Россию для того, чтобы разблокировать дипломатические переговоры по мирному урегулированию конфликта на Донбассе?

- Абсолютно, да. То, что заявила Россия, это достаточно консистентно с тем, что она заявляла ранее: как Украина нарушает условия отвода тяжелых вооружений. И нарушение режима прекращения огня происходит с российской стороны, и Россия также несет за это ответственность. И мы призываем Россию соблюдать условия прекращения огня.

И действительно есть случаи, когда украинские силы не отведены от линии разграничения. Но такие заявления России являются действительно очень односторонними, и нельзя заявлять, что только Украина нарушает условия прекращения огня.

Соединенные Штаты предложили вместе с Францией и Германией идею миротворческого контингента под эгидой ООН, который бы обеспечил соблюдение режима прекращения огня и создал бы условия для имплементации Минских соглашений. Если бы такая идея могла быть утверждена со всех сторон, мы могли бы продвигаться по этому плану, но сейчас мы видим непонимание с российской стороной по этому вопросу.

- Следующий вопрос - видео, которое, если я не ошибаюсь, именно вы обнародовали. Это видео стало хитом интернета. Грузовики российской стороны маленькими дорогами, не через официальную границу России и Украины, которая, кстати, охраняется русскими, едут на территорию Украины, и с территории Украины едут грузовики назад. Это подтверждение этой гибридной войны. Так, во всяком случае, в Украине это было воспринято. Но вы обнародовали это видео.

Имеет ли это какие-то последствия, или кто-то спросил и сказал, например, Путину, может сказать Путину: вот мы видим, как вы вмешиваетесь в эту войну, и как вы делаете, чтобы эта война шла дальше и дальше? Могут быть какие-то последствия после этого видео.

- Я хотел бы привлечь внимание к этому видео. Мы не создавали это видео, мы его не производили. Мы хотели просто привлечь к нему внимание. Оно показывает, что, во-первых, нет серьезного контроля над национальной границей между Россией и Украиной со стороны Украины.

Эта граница фактически контролируется со стороны России, и это помогает перевозкам и транспортировке оборудования и вооружения из России на Донбасс. Это то, о чем мы постоянно подчеркиваем во время наших разговоров и переговоров с Россией, в том числе в присутствии наших международных партнеров.

Мы говорим, что если будет достигнута безопасность, все это возможно лишь в результате восстановления контроля над национальной границей. И только после этого мы можем двигаться дальше к миротворческой миссии. Ведь именно миротворческая миссия может помочь в обеспечении контроля над границей. И после этого возможно постепенное восстановление государственного суверенитета Украины над этими территориями. Факт в том, что Россия делает это совершенно продуманно. Это не случайно. И при этом она это опровергает и отрицает.

Мы также отмечаем, что гуманитарная ситуация на Донбассе продолжает ухудшаться год за годом. И это действительно трагично для людей, которые там проживают. И это очень трагично, что Россия продолжает поддерживать этот конфликт.

- В понедельник президент США Трамп подписал закон о бюджете на 2019 на нужды национальной обороны. И одна из статей документа предоставляет 250 млн долларов на помощь Украине в сфере безопасности. Достаточно, по вашему мнению, этих денег, и на что конкретно выделят эти средства?

- Во-первых, Украина с 2014 года очень успешно отстроила свои вооруженные силы. Они сейчас находятся на гораздо более высоком уровне боевой готовности, чем в 2014 году. Украина также выделяет очень значительную часть своего государственного бюджета на развитие Вооруженных сил. Защита Украины и восстановление ее Вооруженных сил - первичная ответственность Украины. И Украина очень хорошо с этим справляется.

Но есть ряд точек и моментов, где США могут помогать Украине развивать их вооруженные силы. Например, в той ситуации, где мы помогали с противотанковыми вооружениями. Мы действительно намерены помогать Украине там, где есть определенные пробелы. Мы не хотим говорить о конкретных случаях. Но мы хотим еще раз подчеркнуть, что Вооруженные силы Украины имеют очень высокий уровень боевой готовности, но мы готовы оказать некоторую поддержку. Это не все, что нужно Вооруженным силам Украины, но по крайней мере это поможет.

- Последний вопрос - это вопрос о санкциях. Мы знаем, что 22 августа начнет действовать пакет ограничений, направленный против России, в связи с громким делом отравления Скрипалей. Рубль падает. Российская экономика - в кризисе. Однако свою политику Россия продолжает, несмотря на это. И, как кажется, не собирается прекращать. Что дальше будут делать Соединенные Штаты?

Санкции, я думаю, имеют уже эффект. Они не изменили фундаментально политику России в отношении Украины или Донбасса пока. Но я знаю, что они создают давление. И есть пожелания российской стороны, чтобы каким-то образом эти санкции сняли. Итак, мы видим, что давление, которое создается, усиливает нашу переговорную позицию, которую рассматриваем в отношении России. Если они будут согласны на имплементацию пунктов Минских договоренностей, только тогда можно говорить об их отмене. В противном случае эти санкции будут только усиливаться.

У нас сейчас есть много пакетов санкций против России, связанных с отравлением Скрипалей, с ситуацией в Украине, с нарушением прав человека. И мы просто хотим показать России, что ситуация не может продолжаться. Мы хотим, чтобы Россия выступила вперед с предложениями к улучшению ситуации, к достижению мира. А до этого мы будем слой за слоем накладывать следующие санкции, пока Россия не начнет сотрудничать для нахождения решения.

- Вас очень уважают в Украине как отчаянного защитника от агрессии Российской Федерации. Вы человек, который ведет переговоры с Россией. И когда однажды были такие неудачные переговоры с господином Сурковым, вы сказали, что больше не будете проводить переговоры, потому что они не имеют смысла.

И многие в Украине восприняли это так, что вы больше не будете представителем США, и вы перестаете этим заниматься, и у вас будет какая-то другая работа. Это правда, вы идете куда-то? Вы не будете больше этим заниматься? Или вы будете и в дальнейшем заниматься именно этой проблемой?

- Четко хотел бы заявить, что нет никаких планов что-то менять. Мы действительно достигли определенного прогресса в плане того, что мы четко и понятно заявили России относительно недопустимости этой ситуации, мы хотели бы улучшить гуманитарную ситуацию на Донбассе и мы хотели бы восстановить украинский контроль над этой территорией. Я считаю, что это очень важный момент.

Россия на данный момент ... они не готовы, насколько я понимаю, продолжать имплементацию Минских договоренностей. Поэтому мы не достигли ничего нового, но мы уточнили ситуацию достаточно детального уровня. Мы будем формулировать предложения России, пока не будет конкретного решения у нас на столе. Если они готовы будут работать в интересах мира, мы будем готовы пойти им навстречу. Но мы продолжаем переговоры.