07-08-2018 13:30

Москва идет к своей цели: "Северный поток-2" уже разделяет Германию

Председатель правления украинской государственной нефтегазовой компании "Нафтогаз" Андрей Коболев неоднократно называл "троянским конем" для Евросоюза проект газопровода "Северный поток-2".

Многие страны солидарны с Украиной во мнении, что это исключительно политический проект, который несет в себе серьезные угрозы для Европы. Вплоть до раскола в ЕС. И эта новая труба будет использоваться как инструмент для достижения целей Кремля в Европе.

Господин Путин позвонит в Польшу и скажет: "Хотите получать дешевый газ, как получает Германия? Если вы хотите получить такое же конкурентное преимущество, давайте заодно обсудим и другие вопросы". Потом он позвонит в Словакию, в Венгрию и другие страны Центральной и Восточной Европы. Так он и добьется раскола, - говорил Коболев несколько месяцев назад в интервью немецкой прессе.

И сейчас, когда проект еще даже не получил разрешение на строительство во всех странах, для Германии, похоже, он уже превратился в головную боль. 

Об этом пишет журналист агентства Reuters Томас Эскритт в своей заметке для The New York Times.

Десятилетиями трубопровод "Дружба", который поставлял нефть из России в Европу, грел немецкие дома даже в наиболее темные дни холодной войны. Но новая труба, через которую Москва собирается поставлять свой газ напрямую в Германию, строится не ради дружбы.

Она вбивает клин между Берлином и его союзниками. Ситуация превращается в головную боль для канцлера Ангелы Меркель.

"Северному потоку-2" в Европе Украина должна дать альтернативу, - Коболев

С точки зрения президента США Дональда Трампа, "Северный поток — 2" — это "кошмарный" проект, который сделает Берлин еще более зависимым от российских энергоносителей. Украина, которая борется против агрессии России, боится, что новый газопровод позволит Кремлю отрезать ее от стратегически важного бизнеса — транзита.

Все это происходит в непростые времена для Меркель. На фоне того, как трансатлантический союз приходит в упадок, а Россия и Китай становятся все более агрессивными, она понимает, что Германия должна взять на себя роль лидера в Европе.

Глобальный порядок под давлением. Это вызов для нас. Ответственность Германии растет. У нас появилось больше работы, — сказала Меркель в прошлом месяце.

В апреле она наконец признала "политический характер" проекта "Северный поток — 2", который до того она называла сугубо коммерческим. Большинство стран Европы хотят, чтобы Германия делала больше для европейского влияния и защиты восточных соседей, которые нервничают из-за агрессии России. Но позволить России продавать Германии газ в обход Украины — значит делать как раз обратное, лишая Киев дохода от транзита и делая его, а также Польшу, Литву, Латвию и Эстонию более уязвимыми к перебоям с поставками газа.

Ценой будет еще большая потеря доверия стран Балтии, Польши и Украины. Мы, немцы, всегда говорили, что сохранение целостности Запада — это наш "гравитационный центр". Но подход к России успешно увел Германию, по крайней мере в сфере энергетической политики, с этой орбиты западной солидарности, — сказал союзник Меркель и член парламентского комитета по иностранным делам Германии Родерих Кисеветтер.

Многие аналитики говорят, что бизнес-обоснования у "Северного потока — 2" почти нет. Другой газопровод уже соединяет Россию и Германию через Балтику. Новая "труба" удвоит мощность, но будущий спрос вызывает сомнения. Партнеры Меркель по парламентской коалиции из Социал-демократической партии, которые привержены идее сближения с Москвой, поддерживают проект газопровода.

Проблема, в конце концов, разделила политический класс в Берлине.

Юрий Витренко: "Северный поток-2" еще можно остановить

По словам аналитика Центра изучения европейской политики Маргариты Ассеновой, России не нужен "Северный поток — 2" для увеличения поставок в Европу. Она может сделать это через существующую ГТС в Украине. Но несмотря на протест европейских партнеров Вашингтона и партии Меркель, проект "Северного потока — 2" не закрыт. Немецкие дипломатические амбиции подорвала жестокая бизнес-логика.