03-08-2018 20:32

"Украинский солдат – не мишень в тире", - Сергей Наев

Операция объединенных сил продолжается на Донбассе уже три месяца. Она пришла на смену режиму АТО, действовавшему четыре года. Новая операция получила и нового командующего. С начала мая все подразделения в зоне боевых действий находятся под командованием генерал-лейтенанта Сергея Наева.

Глава Объединенных сил на Донбассе рассказал "Сегодня" о войне, мире и личном отношении к возложенной на него миссии.

Сводка событий в зоне ООС по состоянию на 3 августа 2018 года. КАРТА

- Давайте поговорим о сути изменений режима АТО на ООС на реальных примерах. Перед введением режима были сообщения о возможных изменениях и ограничениях в правах и свободах как для военных, так и для местных. Как эти изменения воплощаются на практике? Вводятся ли ограничения для местных? Как военные используют новый статус для обороны позиций?

- Вас неверно информировали. Ограничения в правах и свободах граждан Украины никогда не были целью Операции объединенных сил. Напротив, вся система законодательства, которой руководствуются вовлеченные в Объединенные силы государственные органы, включая части и подразделения Вооруженных сил, направлена на соблюдение прав и свобод украинских граждан, которыми, безусловно, остаются все жители Донбасса и оккупированного ныне Крыма.

Мы прилагаем усилия для стабилизации ситуации, прекращения обстрелов и провокаций, прекращения преступного трансграничного бизнеса, создания условий для мирного и безопасного возрождения всего Донбасса, который был и остается неотъемлемой составляющей Украины. ВС выполняют свою часть этой работы присущими им методами, и обязательно выполнят поставленные задачи.

Кстати, вы вспоминаете также о каких-то ограничения в правах и свободах военнослужащих. Это также ошибочное суждение. Могу сказать, что с правовой точки зрения военнослужащие после начала ООС и принятия соответствующего законодательства Украины чувствуют себя более защищенными. Они знают свои права, свой правовой статус и уверены в правомерности своих действий по защите Отечества и освобождения оккупированных территорий.

Будьте уверены, мы сможем создать условия для мирного возвращения оккупированных территорий Донбасса под юрисдикцию Украины, в том числе путем предотвращения любых вооруженных провокаций со стороны российских оккупантов и коллаборационистов, которые работают против интересов собственной страны и собственного народа.

- Но вы ничего не сказали о сущности изменений, которые произошли в ООС по сравнению с АТО...

- Если говорить коротко, вся сущность изменений, связанных с переходом от АТО к ООС, заключается в том, что сейчас руководство операцией осуществляет штаб Объединенных сил, то есть – управляют военные. Им подчинены все подразделения сектора безопасности и обороны – Национальная полиция Украины, Служба безопасности Украины, пограничники. Мы координируем деятельность в рамках военно-гражданских администраций – это широкая и разнообразная деятельность.

В связи с этим сегодня мы имеем реальную возможность изменить гуманитарную ситуацию на подконтрольной территории Украины к лучшему, поднять уровень жизни жителей населенных пунктов, сделать его безопасным. В течение двух месяцев мы реализуем эту задачу в конкретных программах.

По моему поручению сотрудники Национальной полиции Украины и военнослужащие Национальной гвардии Украины почти каждую неделю проводят специальные мероприятия по обеспечению законности и правопорядка в городах и поселках Донетчины и Луганщины.

Благодаря этим мерам люди начали чувствовать реальную безопасность для себя и своих семей. Целью таких мероприятий является не только раскрытие уже совершенных преступлений, но и предупреждение новых правонарушений.

Определенные ограничения свободы движения вдоль линии разграничения действительно сохраняются. В соответствии с законодательством они имеют временный характер и вводятся только в целях безопасности, сохранения жизни и здоровья людей, попадающих в эти районы.

Согласно действующему законодательству, в Объединенных силах введены понятия района боевых действий и зоны безопасности. Там действуют временный особый порядок и ограничения в свободе передвижения, которые вводятся в первую очередь из соображений обеспечения безопасности граждан.

Например, одна из задач такого особого порядка – борьба с несанкционированным вывозом оружия, боеприпасов, взрывчатых и других опасных веществ из районов конфликта, которая обусловливает необходимость усиленного контроля за въездом-выездом.

В то же время уже более полутора месяцев мы направляем свои усилия на уменьшение количества стационарных блокпостов. Зато увеличиваем количество мобильных блокпостов для повышения комфорта перемещения местного населения.

Еще одна функция таких мобильных групп – создание эффекта неожиданности для преступников и диверсионных групп противника. Как свидетельствует статистика, даже за этот небольшой период в несколько месяцев такой метод уже принес немалый результат. Благодаря мобильному блокпосту практически каждую неделю гвардейцы задерживают лиц, подозреваемых в сотрудничестве с незаконными вооруженными формированиями – так называемыми "ДНР" и "ЛНР".

В перспективе с восстановлением контроля на границах и государственного суверенитета на оккупированных ныне территориях эти проверки будут окончательно отменены. В мирной и стабильной Украине не может быть никаких разделительных линий или искусственных границ.

- Вы, как военный человек, говорите о мирной и стабильной Украине. Несколько странно, ведь война, похоже, не утихает.

- На самом деле ничего удивительного в этом нет. Я точно знаю, что о мире мечтает каждый украинский военный. Уверен, что к миру, нормальной жизни, безопасному будущему для себя и для своих семей больше всего стремятся жители Донбасса, независимо от того, с какой стороны от линии разделения они находятся. Именно общее стремление жителей Донбасса к завершению войны дает нам надежду на мир. Такое общее стремление к миру и вера в Украину – это наша мощное оружие. Нет сомнений, что украинский Донбасс будет единым мирным и процветающим регионом. Мы ежедневно делаем сложные, кропотливые, но очень практические шаги с тем, чтобы эта надежда, эта мечта людей о мире превратилась в реальность.

То есть, если раньше, во время АТО, военное командование занималось только присущими им функциями, в частности ведением боевых действий, то сейчас мы имеем большое влияние на гуманитарную составляющую в регионе. Постепенно восстанавливается инфраструктура, проводится работа с местным населением, предоставляется гуманитарная помощь.

Примером действия новой системы управления с начала Операции объединенных сил является решение социальных и других проблем в населенном пункте Золотое-4. В короткий срок мы смогли восстановить государственные институты. Сегодня там работают медики – как военные, так и гражданские, открыт участковый пункт полиции, два раза в неделю "приезжает" мобильный банкомат, оказывается гуманитарная помощь.

Среди нас, военных, никто не считает жителей Донбасса врагами. Эти люди являются полноправными гражданами Украины, соблюдением прав и свобод которых занимается украинское государство, в том числе – с помощью ООС.

В отношении военных – они продолжают выполнять поставленные задачи в рамках действующего законодательства и руководящих документов.

В то же время хотел бы привлечь ваше внимание к важному моменту. Мы перестали мириться с безнаказанными обстрелами оккупационными войсками наших позиций. Решение об открытии огня принимает лично каждый военнослужащий, если ему угрожает опасность. За эти два месяца враг уже убедился в этом. Оккупанты и их приспешники знают, что за каждое преступление они получат адекватный ответ. Украинский солдат не мишень в тире, для оккупантов расплата за пролитую кровь наших воинов будет неизбежной – сейчас и в будущем. Враг должен об этом всегда помнить.

Еще раз: ООС имеет целью обеспечения территориальной целостности Украины и создание условий для мирного и безопасного возрождения Донбасса. Но мы не позволим оккупантам безнаказанно убивать наших военных и мирных жителей. Именно поэтому ответ на обстрелы наших позиций, мирных городов и поселков будет неотвратимым для этих бандитов. У нас хватит профессиональных навыков, чтобы военная сила применялась исключительно "по адресу", точечно, и главное – результативно.

- Правовой статус режима ООС. В начале войны были прецеденты, когда военных осуждали за преступления против местных, которых те принимали за боевиков, или бойцы пользовались их недвижимым/движимым имуществом из-за боев, а потом это воспринималось судом как грабеж. Повлияет ли режим ООС на правовой статус подобных случаев и до сих ли пор военный может бояться возможного осуждения за свои действия?

- Первое и главное. Вооруженные силы Украины стоят на защите интересов всех жителей Донбасса. Грабежи, "отжатые" машины и квартиры – это вопрос к оккупационным российским войскам и приспешникам оккупантов.

Боевые действия иногда приводят к появлению сложных правовых прецедентов, каждый из которых мы решаем согласно украинскому законодательству, в тесном взаимодействии с государственной властью, с военно-гражданскими администрациями, постепенно восстанавливаем разрушенное. Понятно, что этот процесс, возможно, продвигается не так быстро, как всем нам хотелось бы, но он является непрерывным и необратимым.

Что касается уголовных преступлений... Понимаете, изменение статуса АТО на ООС никоим образом не влияет на нормы Уголовного кодекса Украины. Если военнослужащий совершил преступление, он будет отвечать в рамках действующего законодательства. Перед законом равны все – и военные, и гражданские. Это наша принципиальная позиция.

- Исходя из данных разведки, как восприняли боевики то, что у нас АТО стало ООС?

- С началом проведения Операции объединенных сил изменилась тактика и поведение врага. Он начал испытывать новые Объединенные силы. Начал прибегать к провокационным обстрелам, используя весь арсенал оружия, в том числе запрещенного Минскими соглашениями. Многократно увеличилось количество артиллерийских обстрелов и количество снарядов, выпущенных по личному составу Объединенных сил. Ни один из этих обстрелов, ни одна из провокаций не остались без ответа.

Противник начал активно применять беспилотные летательные аппараты российского производства, такие как Орлан-10. Он проверял на прочность нашу противовоздушную оборону. Противовоздушная оборона себя проявила. Беспилотные летательные аппараты сбивались, "давились" средствами радиоэлектронной борьбы, в том числе производства военно-промышленного комплекса Украины.

Противовоздушная оборона показала свою способность противостоять воздушном врагу, в данном случае – современным беспилотным аппаратам российского производства.

Что касается наземных групп. Противник также начал их активно использовать по отношению к Объединенным силам. Он испытывал на прочность бригады, обороняющиеся на переднем крае. Мы видели и в мае, и в начале июня, как хорошо обученные военные ВСУ из состава ООС брали в плен диверсионные группы противника. Противник понял, что и таким образом он не будет иметь преимущества перед Объединенными силами.

Последовательно, шаг за шагом мы начали тренировки и ежедневные проверки боевой готовности всех сил и средств. Начиная от снайперских пар и вплоть до авиации. Противник понял, что перед ним Объединенные силы, которые хорошо подготовлены, которые свою подготовку повышают, ежедневно работают над этим. Мы видим, что сейчас активность противника пошла на спад. Он не оставляет попыток каким-то образом проявить себя, показать мнимую способность противодействовать Объединенным силам. Мы видим наглядно, и есть соответствующие показатели, что враг был вынужден снизить свою активность.

- Мы знаем, что у сепаратистов нет авиации, поэтому то, что они испытывали на прочность нашу ПВО, может свидетельствовать об определенной подготовке в этом направлении?

- Любое военное действие влечет за собой комплекс оперативных, тактических и оперативно-тактических задач, которые должны быть решены для достижения результата такого действия.

Конечно, когда испытывается система противовоздушной обороны за счет беспилотных летательных аппаратов, это является попыткой противника решить комплекс его оперативных, тактических и оперативно-тактических задач. В том числе – "вскрыть" нашу систему ПВО, места размещения радиотехнических войск и увидеть, являются ли они эффективными. И они это увидели.

"Можно ожидать чего угодно": в СЦКК прокомментировали ситуацию на Донбассе

Они не разоблачили нашу систему противовоздушной обороны, потому что мы, военные люди, знаем такое простое слово, как "маневр".

Никто на одном месте дважды за короткий промежуток времени уже не будет находиться. Постоянные маневры и перемещения является залогом успеха в бою. Бойцы Объединенных сил это знают, мы широко это используем.

- Трудно было после вступления в должность найти общий язык с военными, были какие-то сложности?

- Я на войне с 2014 года. Начал службу в должности начальника штаба оперативного командования "Юг" и с первых дней войны принимал активное участие в подготовке и управлении боевыми действиями на востоке нашей страны. В дальнейшем был руководителем сектора "Б", (потом сектор "Донецк", оперативно-тактическая группировка "Донецк"). Я в ВСУ служу давно, поэтому всех командиров воинских частей, бригад, полков, даже батальонов знаю лично. На уровне общения, личных отношений проблем нет.

Я могу дать оценку каждому своему подчиненному. В человеке я ищу лучшие факторы и наибольшие риски. Я хочу, чтобы его лучшие черты пригодились при выполнении цели. Главное – дать врагу отпор, победить его и выйти на выполнение цели операции в целом.