08-07-2018 08:29

Угрозы Москвы в отношении предоставления томоса - это угрозы бандита, - Андрей Юраш

Процесс предоставления автокефалии Украинской православной церкви выходит на финишную прямую. После того, как делегации Константинополя объедут все поместные церкви других стран, можно будет начинать официальные процедуры предоставления томоса.

Когда этот процесс должен завершиться и может ли упертая позиция Москвы помешать созданию в Украине поместной церкви, ИА ZIK разъяснил директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш.

Религия как конкурентный рынок: что принесет УПЦ автокефалия

– Когда можно ожидать предоставления автокефалии Украинской православной церкви? Какие еще шаги осталось сделать и какие, возможно, еще есть препятствия на этом пути?

– Получение автокефалии предусматривает выполнение нескольких обязательных условий. Со стороны Украины они уже выполнены полностью. Имею в виду и обращение к Вселенскому патриарху иерархов украинских церквей, которое подписали почти 60 православных епископов разных юрисдикций. Также есть обращение Президента, поддержанное парламентом. То есть у украинской стороны есть полная общественная поддержка этого решения.

Теперь происходят процедуры со стороны самого Константинопольского патриархата. Например, информирование и консультирование по этому поводу со всеми поместными православными церквами. Сейчас делегации Константинополя как раз ездят ко всем остальным 13 взаимопризнанным православным церквям. Этот процесс еще не завершен. Но абсолютное большинство церквей они уже непосредственно посетили или делегации этих церквей сами были в Константинополе. Осталось еще несколько, в частности русская церковь. В ближайшие дни делегация вселенского патриарха должна быть в Москве.

Когда завершится этот объезд, тогда будут начаты необходимые официальные приготовления, согласование самого текста томоса, назначение конкретной даты проведения синода. То есть сейчас решаются все технические моменты, чтобы в ближайшем времени – думаю, это возможно, месяц-два – был объявлен томос, не было никаких вопросов или претензий относительно процедуры и формы самого провозглашения.

– Русская церковь, насколько известно, не имеет намерение поддерживать предоставления томоса. Повлияет ли ее позиция на общее решение?

– Думаю, никто не сомневается, что Россия будет против. Абсолютно все это понимают, потому что для России признание томоса – это одновременно и прощание с ее амбициями как самой многочисленной и таким образом самой влиятельной церкви. Конечно, никто сознательно не будет соглашаться на то, чтобы уменьшили зону своего влияния. Поэтому совершенно очевидно, что Москва будет против. Она это уже декларировала многими заявлениями своих спикеров, в частности митрополита Иллариона, руководителя отдела внешних церковных связей, и заявлениями нескольких иерархов.

Но я считаю, что воскресное заявление вселенского патриарха Варфоломея о том, что Константинополь никогда не передавал Киевской митрополии Московскому патриархату пожизненно, кладет конец любым иллюзиям относительно позиций обеих сторон.

То есть, с одной стороны, все осознают, что Москва не будет согласна и не пойдет на согласие с Константинополем по делу Украинской церкви. С другой стороны, Константинополь сделал настолько четкое заявление накануне контактов в Москве, что таким образом его официальная позиция полностью доказана: Киевская кафедра не передавалась Москве, она находилась, условно говоря, во временной аренде Москвы.

Это было сделано в конце XVII века, когда Константинополь пал, когда в силу объективных причин не мог эффективно управлять киевской кафедрой. И поэтому на некоторое время была согласована возможность утверждения Московским патриархом киевского митрополита при сохранении первенства константинопольского патриарха над Киевской кафедрой. И именно его имя должно было поминаться во всех церквях Киевской митрополии перед первым московским патриархом.

А поскольку все церкви киевской традиции, которые подчинены Москве, не делают этого, то есть не выполняют условий томоса 1686 года, есть все основания объявить недействительным томос, таким образом задекларировав неоспоримое превосходство Константинополя как церкви-матери в смысле духовной опеки над Украиной и решить ее судьбу, предоставив томос.

Москва, конечно, будет сопротивляться. Думаю, она угрожает не просто непризнанием, а расколом и крахом всей системы межправославных отношений. Но я бы назвал это угрозами бандита перед тем, как какое-то большое дело будет совершено. Все это понимают и, в принципе, не боятся, потому что если будет сделан раскол, то он будет по вине Москвы. И именно Москва окажется в расколе и будет вне общения с основными православными церквами, в частности с Константинопольским престолом.

– А какие последствия от предоставления томоса будут, собственно, в Украине? Или УПЦ (МП) уже не сможет носить такое название?

– Следствием будет, во-первых, объединение. Сам процесс получения автокефалии направлен на то, чтобы способствовать объединению украинского православия. Если не всех 100%, то абсолютного большинства тех, кто признает примат собственной оригинальной традиции и хочет быть в канонической поместной церкви, которая находится в объединении со всеми поместными церквями.

Сейчас сторонники этой идеи разъединены в трех юрисдикциях – в Киевском патриархате, в Автокефальной церкви и их абсолютное большинство также в УПЦ (МП). Благодаря томосу они получат возможность объединиться. Поэтому это процесс на единство, на нахождение взаимопонимания.

А если кто не захочет объединиться, то, очевидно, он может создать новую церковь, которая будет напрямую подчиняться Москве. Наша Конституция и закон позволяют это сделать. А какое название будет – это будет решаться уже после того, как будет понятен томос. Есть несколько законопроектов в Верховной Раде, которые могут регулировать этот вопрос.

Татьяна Штыфурко, ZIK.