10-04-2018 19:55

Ложь и манипуляции в заявлениях Тимошенко об украинской ГТС

Лидер «Батькивщины» Юлия Тимошенко говорит о передаче ГТС в иностранное управление едва ли не как о ее продаже и потере Украиной стратегического объекта. В реальности это не так.

Украинская ГТС уже давно стала большим геополитическим вопросом. Россия не скрывает, что хотела бы избавиться от Украины в поставках газа в Европу любой ценой. Результат - строительство газопроводов «Северный поток -1 и -2».

Что может сделать Украина? Присоединиться к Энергетическому сообществу и создать консорциум вместе с одной из крупных западных компаний по управлению нашей ГТС.

То есть у европейцев, которые тоже хотят сохранить свой транзит, в будущем будет два варианта. Или принять предложение России и перейти на закупку газа через альтернативные каналы поставок («Северный поток») - который Москва позиционирует как более надежный по сравнению с украинским. Или объединиться с Украиной и стать участником по управлению одной из крупных ГТС.

Одно из требований присоединения Украины к европейскому газовому рынку - это анбандлинг или отделения деятельности по транспортировке природного газа от добычи и поставки природного газа и электроэнергии «Нафтогазом». На европейском рынке газа одна компания не имеет права заниматься одновременно и добычей, и транспортировкой газа. Поэтому вскоре «Нафтогаз» лишиться одного из главных украинских стратегических активов - газотранспортной системы.

В плане реструктризации отмечалось, что передача имущественного комплекса управляющей компании должна состояться после решения дела «Нафтогаз - Газпром» в Стокгольме. Дело закрыто – значит, отделения ГТС от «Нафтогаза» может состояться. В связи с чем стали раздаваться заявления о том, что таким образом Украина проводит приватизацию своей ГТС - то есть просто отдает один из главных активов, да еще и бесплатно.

VoxCheck отобрал одно из самых сильных выступлений Юлии Тимошенко на эту тему в Верховной Раде 20 марта 2018, а также проверил один из тезисов ее законопроекта «О защите национальных интересов в управлении и собственности Единой газотранспортной системы Украины».

Эти тезисы оказались теми мифами вокруг отделения ГТС, которые часто ретранслируют и другие политики.

Тимошенко

Миф №1. ГТС тайно отдают каким-то иностранцам

Именно сейчас за спиной парламента происходит процесс передачи в управление самой весомой ценности страны - газотранспортной системы.

Согласно Закону «О рынке природного газа», условия конкурса по определению партнеров ГТС разрабатывает и утверждает Кабинет Министров. Роль Верховной Рады - утвердить результаты этого конкурса и окончательно принять решение об определении партнеров ГТС.

Иными словами, парламент и не должен быть вовлеченным в проведении конкурса, он утверждает его результаты. Так же как и с другими конкурсами, включая приватизацию и назначением директоров, это не компетенция парламента. Мерами по передаче ГТС в управление занимается рабочая группа во главе с вице-премьером Владимиром Кистионом.

Кстати, закон о рынке газа принимали парламентарии, в том числе за закон практически единодушно голосовала и фракция «Батькивщины» (но Юлия Тимошенко отсутствовала).

Еще одна манипуляция: 49% отдается неизвестным иностранным компаниям

В законе «О рынке природного газа» прописали, что до 49% корпоративных прав ГТС может передаваться в управление иностранной компании. Но не какой-ниюудь. Компания должна быть или из США или из Энергетического сообщества и иметь соответствующий опыт управления газотранспортными системами.

И что еще более важно, иностранная компания будет осуществлять только управление и пользование ГТС. В такой компании не будет права самостоятельно одобрять передачу ГТС в залог, выводить из эксплуатации, ликвидировать или консервировать часть имущества и т.д. Имущественный комплекс ГТС - грубо говоря труба - останется в собственности государства.

Зачем вообще предоставлять иностранцам доступ к управлению ГТС?

Это делается для того, чтобы:

- обеспечить загрузку ГТС после того, как контракт Украины на транзит газа с Россией закончится в 2019 году. Став соуправляющей украинской ГТС, Европа автоматически становится заинтересованной стороной в продолжении поставок газа из России через Украину. Так, например, считает глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли;

- устранить монопольное положение НАК «Нафтогаз» на рынке природного газа и имплементировать Европейские директивы;

- минимизировать коррупцию и ввести прозрачное и эффективное функционирование системы;

- получить зарубежный опыт и международные корпоративные стандарты по управлению ГТС.

Миф №2. Передача ГТС - это бесплатная продажа

Передача в управление - это приватизация без денег. Это лишение нации права управлять своим имуществом и получать доходы

Передача в управление - это не приватизация. Так, Хозяйственный кодекс (ст 167) определяет передачу корпоративных прав как право лица, которому эти права передаются, на участие в управлении хозяйственной организацией, получение определенной части прибыли (дивидендов) данной организации и др. (подробнее «Об управлении объектами государственной собственности»).

В Плане реструктуризации «Нафтогаза» отдельно указано, что передача в управление происходит без приватизации. Основные фонды «Нафтогаза» (фактически газовые трубы и ПХГ) остаются в государственной собственности. Иностранная компания, которая будет осуществлять управление, будет иметь ограниченные права: не будет иметь права самостоятельно принимать решения о передаче ГТС в залог, выводить из эксплуатации, ликвидировать или консервировать часть имущества и т.д. Компания будет получать доходы, так же, как и государство.

Миф №3. Украинская ГТС стоит сотни миллиардов долларов

Стоимость построения такой ГТС составляет 300 млрд евро, что равняется ВВП Украины за три года

Чтобы построить новую ГТС в Украине, нужно примерно 280-325 млрд евро (или $350-400 млрд) - это расчеты Института энергетических стратегий. Но уже существующая ГТС стоит в разы меньше. Из-за амортизации и значительного износа основных средств продажа ГТС не сможет принести такой суммы. Более реальная сумма - $30-40 млрд (данные также Института энергетических стратегий).

Кстати, ВВП Украины за три последних года составил около 266 млрд евро, а не 300 млрд евро.

Миф №4. Россия захватит контроль над ГТС

Несмотря на то, что сегодня в украинском законодательстве содержатся нормы, которые позволяют быть партнером ГТС только компаниям с ЕС или США, нет никакой гарантии, что в дальнейшем контроль над украинской ГТС не перейдет к российскому «Газпрому» или аффилированным с ним структурам

Согласно закону «О рынке природного газа» контроль над партнером ГТС не осуществляет ни одно лицо из государства, не являющегося стороной Энергетического Сообщества или США. Среди членов Энергетического сообщества России нет. Более того, это не только нормы в законодательстве, но и фактическое состояние дел. Сейчас Украина уже получила предложения от 10 компаний из европейских стран.

Компании, от которых Украина получила предложения:

Название компании Страна Год создания Оборот, млн евро Прибыль, млн евро
Eustream Словакия 1972 760 (2016) 387 (2016)
Snam Италия 1941 2533 (2017) 940 (2017)
Gazunie Нидерланды 1963 1241 (2017) 370 (2017)
GRTgaz Франция 2005 1993 (2016) 384 (2016)
GAZsystem Польша 2004 481 (2015) 115 (2015)
Desfa Греция 2007 268 (2017) 85 (2017)
Reganosa Испания 1999 58 (2016) 15 (2016)
Verbunddnelz Gaz AG Германия 1990 1030 (2017) 71 (2017)
Fluxys Бельгия 2001 1027 (2016) 118 (2016)
Transgaz Румыния 2000 1748 (2017) 602 (2017)

Если же говорить о возможности опосредованного влияния России на эти компании, то хоть и нельзя на 100% исключать такую вероятность, но ответственность за это будут нести также и депутаты. Ведь это они в соответствии с законодательством должны утвердить окончательный список партнеров ГТС.

Миф №5. После Стокгольмского арбитража ГТС будет приносить Украине $3 млрд ежегодно

После решения Стокгольмского арбитража ГТС должна приносить Украине почти 3 млрд долларов дохода в год - это столько, сколько тратится на оборону Украины! <...> (А передача ГТС) означает, что 3 миллиарда долларов больше не будет доходом, которым распоряжается государство

Решение Стокгольмского арбитражного суда по делу «Нафтогаз-Газпром» не касается ежегодного дохода от транспортировки газа.

Решение предусматривает единовременную выплату «Газпромом» $2,56 млрд компенсации за нарушение обязательств по объемам транзита в прошлом. Еще $500 млн «Нафтогаз» сэкономит от снижения контрактной цены на закупку газа на 2018-2019 годы и заплатит на $1,8 млрд меньше за газ, приобретенный в 2014 и 2015 годах.

Касательно доходов ГТС, то, по словам главы «Нафтогаза» Андрея Коболева, в 2017 году они действительно могут составить около $3 млрд. При этом оборонный бюджет Украины в прошлом году тоже был на уровне $3 млрд (89 млрд грн по курсу 29,3 грн / долл).

Но опять же: единовременная плата по арбитражу не касается ежегодного дохода от ГТС. Доход от транзита газа по украинской ГТС в 2012-2013 гг составил около $4 млрд в год, а в 2014-2016 гг - около $2 млрд. в год.

Если ГТС будет передана компании по управлению, то Украина и в дальнейшем будет получать доход от транзита газа, но в меньшем объеме - часть этого дохода будет выплачена в качестве дивидендов управляющей компании (до 49%). В то же время сам доход может быть больше, если управляющая компания нарастит доходы от ГТС, сделав ее более эффективной.

Решение Стокгольма окажет влияние на правила игры на рынке газа в Европе - Нафтогаз

Миф №6. ГТС отбирают у государства, несмотря на соответствующий закон

В 2007 году депутаты этого зала запретили манипуляции с ГТС 430 голосами. Единогласно! Парламент знал, что это ответственность перед народом и сделал все, чтобы не допустить таких вещей. Я прошу вас не дать возможности забрать у Украины ценную собственность

Такой закон действительно приняли 2007 года. Называется «О трубопроводном транспорте». Им запрещалось отчуждать право собственности на основные фонды ГТС.

Но сейчас этого и не происходит: ГТС остается в собственности государства. Речь идет о вхождении в капитал управляющей компании ГТС. О необходимости отделения ГТС от «Нафтогаза» написано выше.

Светлана Слипченко, VoxCheck.