24-01-2018 18:39

В Украине нет эпидемии кори, а вакцин от дифтерии хватит для рутинной иммунизации

Только за две недели января, по словам и.о. министра здравоохранения Уляны Супрун, корью заболели 1285 взрослых и детей – этот показатель эквивалентен почти трети заболевших за весь прошлый год. Уже зафиксировано восемь летальных случаев.  Плачевная ситуация с корью во многом связана с низким уровнем вакцинации детей от этого заболевания в предыдущие годы.

О том, сколько сейчас есть вакцин от кори в Украине, на какой период хватит этих запасов рассказала в интервью РБК-Украина заместитель министра здравоохранения по вопросам евроинтеграции Ольга Стефанишина, которая с 11 января курирует в Минздраве закупки лекарств.

Кроме того, в беседе с изданием она рассказала о том, как будут реформироваться закупки лекарств и о перспективах создания национального закупочного агентства.

О кори

- Поскольку вы курируете вопрос закупок, первый вопрос хочу задать о том, сколько в Украине в наличии вакцин от кори, когда они были закуплены и на какой период их хватит?

- На 1 января текущего года в Украине было 516 тысяч доз вакцин от кори. Они распределены по регионам. На сегодня вакцина от кори есть. Это - бельгийский препарат, который закупает для Минздрава фонд ЮНИСЕФ.

- Хватит ли этого количества для того, чтобы охватить вакцинированием всех детей, которые нуждаются в этом? Все-таки в Украине не 516 тысяч детей, а несколько миллионов.

- По мнению экспертов Минздрава, этого должно хватить до следующей поставки, чтобы проводить иммунизацию против кори согласно с календарем прививок и продолжать проводить вакцинацию деткам, которые вовремя не прошли иммунизацию.

Все, что мы не знали о кори

В Украине уже почти 10 лет длится активная антивакцинальная кампания. Многие родители отказываются вакцинировать своих детей. В связи с чем у нас насчитывалось большое количество недовакцинированных деток, то есть тех, у которых был нарушен календарь прививок и они получили либо одну дозу вакцины против кори из двух необходимых, либо вообще ни одной.

Для того, чтобы решить эту проблему, со 2 августа министерство начало проводить усиленную иммунизацию от кори. До конца 2017 года было провакцинировано около 65% недовакцинированных деток. И сейчас усиленная иммунизация продолжается.

- Кроме этих детей, также должна была проводиться и плановая вакцинация. Сколько детей в прошлом году получили прививку по плану?

- В последний год министерству удалось значительно поднять уровень плановой вакцинации. За 11 месяцев 2017 года в соответствии с национальным календарем прививок, первую дозу вакцины против кори получили 87,8% детей (на первом году жизни, - ред.), и 85,7% получили вторую дозу (шестилетние дети, - ред.). Для сравнения, в 2014 году первую дозу получили 57% деток, вторую - только 38,7%.

- На какой период хватит 516 тысяч доз вакцины от кори, и за средства госбюджета какого года они были закуплены?

- По мнению экспертов Минздрава, этого объема должно было хватить примерно на четыре месяца, то есть до следующей поставки. Сейчас мы наблюдаем повышенный спрос на вакцину от кори. Точнее прогноз можно будет понять в феврале. Минздрав делает все возможное, чтобы ускорить следующую поставку.

- В таком случае, когда будут закуплены и поставлены вакцины за деньги госбюджета 2017 года?

- В апреле ожидается поставка одного миллиона доз вакцин от кори. Следующая поставка в 900 тысяч доз вакцин ожидается в ноябре. Проблем с наличием вакцин быть не должно.

- На днях известный доктор Евгений Комаровский дал прогноз, что после кори Украину ожидают проблемы с дифтерией. Насколько Украина обеспечена вакциной от этого заболевания? 

- Проблем с вакцинами от дифтерии нет. На данный момент в наличии есть три комбинированных вакцины, которые позволяют иммунизировать население от дифтерии - 9,7 миллиона доз.

Этого количества более чем достаточно для проведения рутинной иммунизации населения против дифтерии. Кроме того, в четвертом квартале этого года планируется еще поставка более шести миллионов доз комбинированных вакцин, которые могут использоваться для профилактики дифтерии. То есть проблем с вакциной нет. Главное, чтобы родители не отказывались проводить своим детям иммунизацию.

По мнению нардепа и главы парламентского комитета по вопросам здравоохранения Ольги Богомолец, украинцы должны быть готовы кроме кори и к вспышке дифтерии.

- В Украине вакцины от кори для детей бесплатны. А что делать взрослым, которые хотят вакцинироваться от этого заболевания? Для них есть бесплатные вакцины?

- Сейчас вакцины для взрослых есть только в частных медучреждениях. Пока что за деньги госбюджета взрослых не могут вакцинировать, поскольку, по украинскому законодательству, программа иммунопрофилактики против кори рассчитана только на детей.

Сейчас, благодаря экономии, которой достигает фонд ЮНИСЕФ во время проведения закупок вакцин, у Министерства есть финансовая возможность закупить вакцины и для взрослых. Пока о том, сколько вакцин мы сможем закупить, говорить рано. Мы ждем разъяснение Минфина по этому вопросу. При этом вакцинация от дифтерии и столбняка включена в календарь прививок и для взрослых. ЮНИСЕФ поставил вакцину для взрослых, она находится в поликлиниках.

- По данным Минздрава, сейчас в Украине распространенность кори составляет восемь на 100 тысяч человек. Для объявления эпидемии этот порог должен составлять 15 человек. Как проводились расчеты - с учетом населения Крыма и Донбасса или нет?

- К сожалению, у нас отсутствует возможность получать оперативную информацию из временно оккупированных территорий.

О реформе госзакупок

- Чем именно вы будете заниматься в Минздраве? Какой сектор работы возложен на вас?

- На должности заместителя министра здравоохранения по вопросам евроинтеграции я буду продолжать заниматься тем же, чем и много лет в общественном секторе. Я десять лет до этого работала в общественных организациях "Сеть людей, которые живут с ВИЧ" и "Пациентах Украины", которые занимались улучшением доступа пациентов к лекарствам, а также общественным здоровьем.

В частности, в последней организации мы боролись за проведение реформы государственных закупок лекарств и против коррупции в этом секторе. К примеру, я являюсь одним из соавторов закона о передаче закупок лекарств от Минздрава международным организациям.

Поэтому я, как человек, который стоял на старте реформы госзакупок лекарств, в Минздраве буду организовывать дальнейшие закупки лекарств таким образом, чтобы они осуществлялись не только эффективно, но и без проволочек. Моя задача состоит в том, чтобы наладить процесс таким образом, чтобы пациенты Украины получали качественные лекарства вовремя и в необходимом количестве.

- По сути, вы будете заниматься оперативным управлением закупок?

- Да, по сути, это будет оперативное сопровождение закупок. Проблема в том, что долгое время не было профильного заместителя. Уляна Супрун (и.о. министра здравоохранения, - ред.) сама отвечала за них. Но у нее очень много других задач, поэтому было очень важно, чтобы кто-то мог оперативно каждый день заниматься этим вопросом. До назначения я уже полгода в качестве советника помогала Минздраву наладить процесс закупок более эффективно.

К примеру, когда Уляна Супрун в августе 2016 года пришла работать в Минздрав, в отделе по закупкам фактически не было работников - кто-то уволился, кто-то был на больничном. Поэтому мы с командой экспертов фонда "Пациенты Украины" в статусе волонтеров помогали министерству - наладили первую систему учета закупок и начали обнародовать эти данные на сайте Минздрава.

Кроме того, у нас есть юристы, которые помогают разрабатывать необходимые нормативно-правовые акты. Мы хотим существенно облегчить бюрократию, которая связана с закупками. Мы пришли в Минздрав в мае прошлого года, и за три месяца нам удалось ускорить процесс закупок в три раза.

- Кроме оперативного сопровождения, вы будете продолжать заниматься реформой этих закупок. В чем она будет заключаться?

- В Минздраве до сих пор нет электронной базы учета лекарств по регионам. Мы хотим наладить процесс поставок медикаментов таким образом, чтобы они были постоянно на складах, и никто нас не спрашивал, когда поступят лекарства за деньги госбюджета то одного года, то другого.

Кроме того, мы намерены уйти от противоположной проблемы - излишки лекарств. Сейчас на складах есть лекарства, закупленные за деньги и 2015 года, и 2016 года, и уже начали поступать лекарства за деньги госбюджета 2017 года. Мало того, скоро начнутся закупки за деньги 2018 года.

Поэтому сейчас мы работаем над построением эффективно работающей электронной системы управления остатками препаратов. Мы хотим понимать, сколько и каких лекарств остается в регионах. 

Сейчас у нас нет всех инструментов влияния для того, чтобы проследить, как лекарства поступают к пациентам. Сейчас учет осуществляется в основном в бумажном формате. В результате у нас значительная задержка в понимании наличия лекарств.

Ранее мы в "Пациентах Украины" создали сайт "Є-ліки", на котором публикуются данные о наличии лекарств в тех или иных регионах. Реальная картина оказалась не такой, как врачи говорят пациентам.

Лекарства и вакцины могут быть в наличии, но в больницах пациентам говорят, что их нет. Так происходит по разным причинам. Несоответствие между реальной картиной и тем, что говорят в больницах, может быть даже из-за плохого менеджмента в медучреждении.

Но "Є-ліки" - это волонтерский проект. Мы не могли заставить медучреждения в обязательном порядке публиковать информацию об остатках лекарств или влиять на регулярность обновления данных. Теперь же министерство будет создавать государственную систему учета медикаментов и сделает ее открытой для всех пациентов.

Один из международных экспертов подготовил нам отчет о работающих в мире электронных системах учета лекарств, дал свои рекомендации в конце декабря. Мы планируем запускать электронную систему учета лекарств для того, чтобы мы могли видеть, сколько у нас лекарств остается в регионах.

- Закон, который передал закупки лекарств международным организациям, прекращает свое действие со второго квартала 2019 года. После этого Минздрав вновь должен самостоятельно закупать медикаменты. Что будет дальше: будет принят новый закон, и срок передачи закупок международным организациям будет продлен? Или Украина, как и планировалось ранее, создаст свое закупочное агентство?

- Передача закупок международным организациям показала свою эффективность. Мы стали приобретать лекарства дешевле, чем это ранее делал сам Минздрав. Цель ограничения передачи закупок лекарств международным организациям в четыре года была в том, чтобы Украина за это время могла создать свою систему закупок.

Сейчас у нас есть концепция создания национального агентства, сформирована рабочая группа по созданию агентства, в состав которой входят представители международных организаций, чтобы помочь нам правильно построить новую систему. Но, ни в коем случае мы не можем вернуться к модели, которая работала до передачи закупок международным организациям.

Поэтому необходимо очень профессионально подойти к тому, чтобы национальное агентство работало так же эффективно, как и международные организации. Мы не можем завершить закупки через международные организации, а потом создать свое агентство, которое столкнется с теми же проблемами, с которыми ранее сталкивался Минздрав.

Поэтому есть ряд рисков в работе национального агентства, над решением которых мы сейчас работаем. Мы планируем, что сначала в тестовом режиме агентство будет помогать закупать препараты регионам. Также нужно проработать вопрос о том, какие программы стоит оставить за агентством, а какие эффективнее было бы передать в реимбурсацию (полная или частичная компенсация цен на лекарства в аптеках за счет госбюджета, - ред.).

- Уточню, закупочное агентство заработает весной 2019 года или Минздрав будет предлагать Кабмину и Верховной Раде продлить срок, по которому закупки лекарств осуществляют международные организации?

- Пока решения о продлении срока не принято. Мы это можем предлагать, но окончательное решение в этом вопросе за Верховной Радой.

- На последнем заседании комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения вы сказали, что Министерство экономического развития и торговли выступает против создания отдельного агентства по закупкам лекарств. Почему они занимают такую позицию?

- Минэкономразвития предоставило нам свои замечания к плану реализации процесса по созданию закупочного агентства. Как известно, Минэкономразвития создало свое госпредприятие - аналог агентства, которое мы хотим создать. И оно работает в сфере закупок абсолютно всего (ProZorro, - ред.). Насколько я понимаю, основное замечание Минэкономразвития сводится к тому, что все созданные в Украине закупочные агентства должны работать в едином правовом поле.

- Одним из замечаний недавнего отчета Счетной палаты о закупках лекарств международными организациями было то, насколько прозрачно они выбираются Минздравом. Каким образом планируете учесть это замечание?

- Недавно мы разработали более детальную методику, к примеру, добавили необходимость наличия офиса международной организации в Украине. Но нужно понимать, что не так много в мире организаций, который могут организовать закупки для Украины. Минздрав каждый год через Министерство иностранных дел рассылает запросы таким организациям. Кто-то отвечает, кто-то не отвечает.

- Закупки за деньги госбюджета 2018 года уже начаты?

- Процесс начат. Впервые за весь период закупок с привлечением международных организаций мы начали формировать номенклатуры (перечень препаратов, - ред.) - один из первых этапов процесса закупок - уже с декабря прошлого года. Я надеюсь, что закупки произойдут намного быстрее, чем в предыдущие годы.

- Можете назвать ориентировочные сроки?

- Это все зависит от того, когда Минфин утвердит бюджетный паспорт по программам закупок лекарств. Я надеюсь, что это произойдет в первом квартале.

- В первом квартале будут определены номенклатуры или подписаны договора с международными организациями?

- Номенклатуры должны быть утверждены максимально быстро. У нас уже есть все проекты этих документов. Мало того, 15 номенклатур из 40 уже прошли общественное обсуждение и были утверждены. Другие номенклатуры находятся в процессе подготовки. Я очень надеюсь, что к середине февраля мы утвердим все номенклатуры.

После этого примерно месяц мы будем собирать данные о потребностях лекарств, которые утверждены в номенклатурах, из регионов. Поэтому примерно в марте мы уже сможем начать передавать международным организациям закупки лекарств за деньги госбюджета 2018 года. В этом году в госбюджете на закупку лекарств заложена такая же сумма, как и в 2017 году, - 5,9 миллиардов гривен.

- Какие именно номенклатуры для закупок лекарств за деньги госбюджета 2018 года уже утверждены?

- Утверждены 15 номенклатур. В частности, это закупка медикаментов для детей, больных церебральным параличом, резистентной формой ювенального ревматоидного артрита, гемофилией. Кроме того, к примеру, утверждены номенклатуры закупок медикаментов для людей, страдающих мукополисахаридозом, орфанными (редкими, - ред.) метаболическими заболеваниями и так далее.

- Давайте уточним один момент. Срок, по которому Украина передает закупки лекарств международным организациям, заканчивается 31 марта 2019 года. В таком случае международные организации будут закупать для Украины лекарства за средства госбюджета 2019 года или нет? Возможно, для того, чтобы они закупали лекарства за деньги госбюджета 2019 года достаточно подписать с ними договора до конца марта 2019 года и перечислить средства?

- Принимая во внимание такие сроки, мы успеем в 2019 году провести все подготовительные процедуры, но вряд ли они успеют поставить лекарства в эти сроки.

- Давайте вернемся в прошлый год. На каком этапе поставки лекарств, которые были закуплены международными организациями за деньги госбюджета 2017 года?

-  Нужно прекратить говорить о том, сколько лекарств приехало за деньги госбюджета того или иного года. Из-за сдвига графика поставок в 2014 году, у нас сейчас есть в больницах препараты, закупленные за бюджет 2016 и даже 2015 года. Так что сейчас необходимо заниматься другой задачей – более эффективно использовать поставки, которые уже пришли.

К примеру, некоторые регионы просят нас не поставлять им новые партии вакцин, потому что у них есть запасы из предыдущих поставок, а новые негде хранить. Так происходит, к примеру, с вакцинами АКДП (вакцины против дифтерии и столбняка, - ред.), БЦЖ (против туберкулеза, - ред.), ОПВ (против полиомиелита, - ред.), а также медикаментами для лечения некоторых орфанных (редких, - ред.) заболеваний. Регионы просят хранить лекарства на складах госпредприятий, которые занимаются развозкой медикаментов. Но даже их склады зачастую не способны вместить все лекарства.

К примеру, нам недавно должна была прийти партия медикаментов для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, которая не поместилась бы на складах госпредприятий. Мы попросили международную организацию подождать с поставкой, а также разработали график для того, чтобы лекарства ехали постепенно. Но если все-таки говорить о бюджете 2017 года, то все контракты с международными организациями были подписаны летом прошлого года.

Примерно по 50% программам международные организации уже закупили для нас лекарств и начали поставки. Но мы сейчас будем расставлять приоритеты, поскольку по некоторым из препаратов у нас есть запасы из поставок за предыдущие годы.

- По каким программам Минздрав чувствует острую нехватку лекарств?

- Пока не работает электронная система учета лекарств, наши данные о потребностях в медикаментах могут отличаться от реальной ситуации в регионах. Сейчас есть проблемы с наличием медикаментов для лечения гемофилии у детей, некоторым орфанным (редким, - ред.) заболеваниям. По остальным программам Украина более-менее обеспечена.

Но важно понимать, что все это время мы говорим не о реальной потребности пациентов с теми или иными заболеваниями, а о квотах на закупку лекарств, которые определены на основании того, сколько денег заложено в госбюджете на покупку препаратов. Например, квота, которая выделена на взрослую онкологию, покрывает потребность в медикаментах примерно на 30%.

- Насколько квоты покрывают потребности по основным заболеваниям?

- Какие заболевания вы называете основными? У нас есть 39 программ закупок и для пациентов каждой нозологии его программа - основная. Государство по разным программам покрывает от, например, 8% от потребности по муковисцидозу у взрослых до 100%, например, по вакцинам. Все эти данные по уровню обеспеченности есть в открытом доступе на сайте министерства. Благодаря международным организациям часто нам удается провести дозакупки на сэкономленные деньги.

Например, за бюджет 2016 года была экономия по 22 программам из 37-ми. Дозакупки на сэкономленные деньги достигают 68% по некоторым программам. Иногда это позволяет даже полностью покрыть потребность. Я считаю, к примеру, одним из достижений сотрудничества с международными организациями то, что Минздраву удалось обеспечить на 100% потребности взрослых пациентов с раком крови, которые лечатся препаратом "Иматиниб".

Это произошло также потому что международным организациям удалось закупить необходимые препараты в разы дешевле, чем ранее приобретал Минздрав. Но хочу отметить, что у нас нет точных расчетов потребности в лекарствах, у нас нет верифицированной статистики, поскольку у нас нет электронных реестров пациентов.

Мы реально не понимаем, сколько лекарств необходимо украинским пациентам. Это проблема, с которой мы сталкиваемся при закупках. К примеру, после того, как мы недавно запустили электронный реестр инсулинозависимых пациентов, то оказалось, что реальная потребность на 20% меньше от заявленной нам из регионов. Мы общаемся с пациентскими организациями, чтобы выяснить точную потребность в медикаментах для лечения того или иного заболевания.

- Будете ли реформировать закупки медикаментов в регионах? Не секрет, что при региональных закупках происходит очень много коррупционных случаев.

- Если мы сравним цены, по которым международные организации закупают лекарства для Минздрава, с ценами, по которым регионы приобретают те же самые медикаменты, то окажется, что последние закупают препараты в три раза дороже. Мы думаем, что созданием закупочного агентства нам удастся решить эти коррупционные риски. Одной из наших идей является то, что работа этого агентства начнется как раз не с закупок для Минздрава, а с оказания помощи регионам в приобретении медикаментов по более низким ценам.

- То есть регионы будут лишены права закупок лекарств?

- Нет, регионам дают инструмент закупать лекарства по низким ценам за счет больших объемов поставок. Закупочное агентство получит право подписывать с поставщиками лекарств большие контракты для страны, к которым регионы смогут подключаться.

- Какие программы, по которым сейчас международные организации закупают лекарства, вы предлагаете передать в реимбурсацию?

-тНа данном этапе мы анализируем финансовую возможность и реальную потребность пациентов по программам, чтобы определить, какие из них передать на реимбурсацию. Реимбурсация – одна из самых эффективных систем обеспечения лекарствами населения, поскольку в ней пациент не зависит от того, когда осуществляются закупки Минздравом и каких именно препаратов. При реимбурсации пациент может сам выбирать, какие медикаменты ему необходимо принимать.

Я уверена, что, к примеру, вакцины должны закупаться на национальном уровне, поскольку это вопрос национальной безопасности. Скорее всего, они останутся в качестве национальных программ. Все другие программы мы будем анализировать, стоит ли их передавать в реимбурсацию либо же оставлять на национальном уровне.

- Еще одной из ваших функций на должности замминистра будут вопросы евроинтеграции. Ранее в том же комментарии РБК-Украина вы говорили, что будете координировать работу Минздрава по соблюдению Украиной основных требований соглашения об Ассоциации с ЕС в сфере здравоохранения. В частности, вы будете координировать разработку необходимых законопроектов и подзаконных нормативно-правовых актов. О чем именно будут эти проекты?

- При подписании соглашения с ЕС об Ассоциации Украина взяла на себя несколько обязательств в сфере здравоохранения. Они касаются табачных изделий, службы крови, трансплантации, электронной системы здравоохранения, а также инфекционных заболеваний. Здесь мы работаем с партнером - государственным учреждением "Центром общественного здоровья Минздрава Украины".

Центр проходит реструктуризацию, после ее завершения он должен превратиться в центр европейского образца, который будет имплементировать европейские нормы в украинскую систему здравоохранения. Роль Минздрава будет заключаться в формировании политики, а центра в ее имплементации.