10-11-2017 16:06

Удастся ли новому закону сдвинуть приватизацию с мертвой точки?

В последние годы из одного госбюджета к другому мигрирует показатель в 17 млрд грн поступлений от приватизации. Однако до этой планки мы даже не приблизились, ведь ежегодно получали только 1-10% от запланированной суммы.

Но в проекте бюджета на следующий год цифра увеличилась: Министерство финансов предусмотрело поступления от приватизации на сумму 22,5 млрд грн. При этом министр Александр Данилюк отмечал, что в 2018-м правительство закладывает не "мифические, а вполне реальные показатели".

На приватизации также настаивает МВФ. Кредитор включил ее в свои четыре требования для получения Украиной очередного транша финансовой помощи.

В правительстве и администрации президента о приватизации говорят, что она может и должна стать главным источником инвестиций. И вот вчера Верховная Рада в первом чтении приняла новый закон о приватизации государственного имущества.

Delo.UA пообщалось с главой офиса Национального инвестиционного совета Юлией Ковалив, которая после увольнения из МЭРТ работает над привлечением инвестиций в страну, а потому с первых уст знает, что нужно здесь международным компаниям.

- Объясните, почему о приватизации сейчас говорят как об основном источнике инвестиций в Украину?

- Если говорить упрощенно, есть четыре составляющие ВВП - потребление, государственные расходы, инвестиции и разница между экспортом и импортом. Можем ли мы на сегодняшний день стимулировать рост экономики, наращивая государственные расходы? Едва ли. Мы финансируем армию, медицину, большой госаппарат, и госбюджет, соответственно, является дефицитным.

Потребление на самом деле делает значительный вклад в рост нашей экономики. Мы продолжаем умеренно повышать минимальную зарплату и пенсии. Поэтому потребление частично будет драйвером экономики. Правда, в потребительской корзине много импортных товаров, поэтому сальдо внешней торговли может уменьшаться. Поэтому наиболее длительной базой для роста экономики должны стать именно инвестиции и чистый экспорт.

В течение последнего года мы много общаемся с инвесторами. Одна из базовых вещей, о которой они говорят, заключается в следующем: Украина должна обеспечить платформу и понимание, куда они могут инвестировать. У нас большой государственный сектор, полностью государственные медицина, строительство дорог, инфраструктура, большая доля государства в энергетике, нет рынка земли.

То есть проектов, куда могут заходить инвесторы, мало.

Собственно, приватизация - это самый простой способ, чтобы предоставить эту платформу, место для инвестиций. Инвестор скорее вложит средства в то, что работает - пусть даже убыточное сейчас - предприятие, чем начинать новые проекты в стране с высокими рисками.

- Есть ли реальный интерес у инвесторов к нашим часто убыточным и неэффективным предприятиям?

- Есть. Но инвесторы очень практичны: им важно понять, когда и каким образом они будут зарабатывать деньги на этом активе, а также связанные с ним риски. Инвесторы в первую очередь беспокоятся о защите своих прав. Поэтому в новый закон заложены важные нормы.

- Какие нормы?

- Предусматривается применение международного права в самом договоре купли-продажи с Фондом госимущества и возможность использования международного арбитража. О "Криворожсталь" часто говорят как о примере успешной приватизации, а договор тогда, кстати, был подчинен английскому праву. Поэтому мы и хотим обеспечить эту опцию в законе о приватизации.

Например, в Украине никто не удивится, если через год после покупки актива к инвестору придет налоговая или экологическая инспекция и начислит миллиардные штрафы, в том числе за период еще до прихода на предприятие.

Любому покупателю будет некомфортно, если он будет нести ответственность за те споры или судебные решения, о которых он даже не знал. Если соглашение заключалось по английскому праву, то такая ситуация невозможна.

Приватизация начинается с создания так называемой data room с полной информацией о предприятии, юридический и экологический аудит, подготовки финансовой отчетности. То есть инвестору дают ознакомиться с полным пакетом информации о предприятии за последние три-четыре года.

- Ответственными за обеспечение этой полной информации для инвесторов, согласно законопроекту, будут советники. Расскажите, кто это и какие функции у них будут?

- Это фактически посредники между ФГИ и потенциальными покупателями. Советников можно привлекать и сейчас, но опция работает на усмотрение Фонда. Новый законопроект делает привлечения советников обязательным элементом приватизации крупных объектов. Советники должны обеспечить адекватный процесс подготовки объекта к приватизации, координировать работу по проведению аудитов.

Еще одна важная задача советника - выступать "проектным менеджером" в приватизации, контролировать работу и самих предприятий. Ведь их руководители часто саботируют и аудит, и предоставление информации, и подготовку.

Зачем Украине приватизация?

Также советники обязаны будут заниматься маркетингом конкурса по приватизации. Ведь не весь мир знает, что Украина хочет что-то продать. В этом часто и заключались проблемы нашей приватизации: украинцы имели доступ часто даже к инсайдерской информации, а иностранцы даже не знали, что что-то продается. Поэтому внутренний инвестор всегда был в более выгодных условиях.

- То есть советниками будут частные компании, которые возьмут на себя определенные функции Фонда госимущества?

- Именно так. При этом советники будут избираться на тендере и получать вознаграждение только в случае успешной приватизации. Последний случай, когда Фонд госимущества выбирал советника - это подготовка к приватизации "Центрэнерго".

Тогда конкурс выиграл консорциум во главе с EY в составе инвестбанка и международной юридической компании. В конкурсе на советника также участвовали PwC с группой юристов и инвестбанк Rothschild.

- Вносит ли законопроект изменения в процедуру определения стартовой цены актива, с чем сейчас возникают проблемы?

- Сейчас минимальную цену определяет выбранный на конкурсе Фондом госимущества украинский оценщик. В украинских условиях ему лучше просто нарисовать высокую цену, чтобы к нему не было претензий у правоохранителей.

Можем вернуться к кейсу Одесского припортового завода. Еще в 2015-м некоторые эксперты называли стартовую цену актива на уровне $ 800-900 млн. Начали конкурс с $ 500 млн, чем закончили? Ничем. Снизили цену до $ 250 млн, но результат не улучшился. В общем это здоровое желание продать ОПЗ подороже, но есть рынок - и цену должна определить конкуренция.

Советники сразу называли стартовую цену примерно $ 250 млн. Но после этого упала цена на карбамид, а стоимость газа выросла, поэтому фактически актив подешевел еще больше.

Согласно законопроекту, именно советник будет предлагать стартовую цену, учитывая ситуацию на рынке и уровень заинтересованности покупателей.

- Несмотря на то, что все попытки провести приватизацию были малоуспешны, на следующий год правительство планирует рост поступлений от приватизации в 22,5 млрд грн. Или это реально?

- Цифра 17 млрд грн была в бюджете уже трижды. В этом году, кстати, мы идем на рекорд: уже сегодня от приватизации имеем 3,4 млрд грн. На конкурсе по продаже миноритарных пакетов облэнерго цена по сравнению со стартовой выросла вдвое: с 500 млн грн до более чем миллиарда. То есть спрос есть.

Облэнерго - это простые для приватизации сейчас активы. Ведь более-менее понятно функционирования рынка. При введении адекватных RAB-тарифов и формировании регулятора на эти активы будет спрос.

- Тем не менее, можем ли достичь 22,5 млрд грн?

- Это будет зависеть от нескольких вещей. Во-первых, надо принять законопроект. Во-вторых, нужно готовить объекты еще на позавчера, нужно обеспечить проведение как минимум трехлетнего аудита финансовой отчетности в соответствии с МФСО.

Уже сегодня надо начинать готовить четыре-пять объектов, чтобы выйти на конкурсы на осень следующего года.

Поступления будут зависеть от того, насколько активно этим вопросом будет заниматься Фонд госимущества, насколько квалифицированных советников он привлечет, а также будет ли он с этими советниками в партнерстве.

- Некоторые госпредприятия, которые подлежат приватизации, имеют значительные долги, в том числе уже упомянутый ОПЗ. Не мешает ли это инвесторам?

- Наличие долга, очевидно, влияет на цену. На одном из этапов дискуссии было предложение, чтобы большие долги переводить на госбюджет. Однако это очень рискованный подход, потому что в какой-то момент можем получить искусственно созданные долги, которые придется платить государству.

Это как раз задача советников - показать, каким образом можно строить стратегию работы с долгами по каждому отдельному активу. Есть рыночные механизмы урегулирования: можно договариваться о реструктуризации, частичном списании или рефинансировании.

В случае с ОПЗ, например, инвесторов больше волновала как раз не сумма долга, а имя кредитора.

- Какие ограничения есть по инвесторам, кто не можетт участвовать в приватизации?

- Мы предлагаем несколько предохранителей, чтобы отсечь недобросовестных участников. В частности, обязательным становится раскрытие конечных бенефициаров, кроме публичных компаний, чьи акции котируются на биржах. Кроме того, обязательным будет требование указать источник происхождения средств, а также гарантийный взнос.

- Как вы оцениваете ограничения на возможность приватизации ряда активов?

- Одна из идей, которая обсуждалась на комитете, заключалась в следующем: отменить список юрлиц и предложить новый перечень стратегических объектов, которые остаются в государственной собственности. То есть определить 20-40 стратегических компаний и сказать, что государство должно иметь в них решающий контроль.

При этом есть активы, которые в международной практике не продаются. Речь идет в основном о связанных с инфраструктурой активах - порты, аэропорты, дороги, объекты коммунальной энергетики и больницы. Для них больше подходит механизм концессии, когда актив остается государственным, но передается частному инвестору в управление на 15-20, а иногда даже на 35 лет.

- Есть ли сейчас реальные договоренности о начале концессионных проектов в Украине?

- Я предпочитаю не называть компании, пока соглашения не подписаны. Но два из четырех-пяти крупнейших мировых портовых операторов не просто теоретически готовы начинать проекты, а уже делают реальные шаги, чтобы зайти в концессию. Они готовы даже начать с аренды, которая затем перерастет в концессию. Если хорошо сработают Фонд госимущества, профильное министерство и не будет саботажа со стороны портов - в течение следующего года ожидаем соглашения.

- О концессии каких портов есть договоренности?

- Порт "Южный", "Черноморский" и три небольших порта, в том числе "Ольвия".

- Каково количество проектов, близких к финальной стадии?

- По портам есть пять проектов. Но финализируются и другие, в частности, проекты с местными властями по теплокоммунэнерго и водоканалам. Киевская городская государственная администрация говорит о потенциальной концессии "Киевэнерго". Есть две международные компании, которые приезжают и смотрят на этот актив.