09-11-2017 09:42

Зачем Украине приватизация?

Законопроект о приватизации, если будет поддержан Верховной Радой, позволит продать частным инвесторам около тысячи государственных предприятий. Новую редакцию законопроекта "О приватизации государственного имущества" нардепы планируют рассмотреть на сегодняшнем заседании парламента. Правительство называет этот документ чрезвычайно важным.

По данным правительства Украины, большинство государственных предприятий работают неэффективно и являются убыточными. Например, прошлый год с убытками завершили 89 из 100 крупнейших госпредприятий. Суммарный «минус» в их финансах, по данным Кабмина, составил 9,5 млрд грн.

Содержание таких предприятий обходится казне в 50 млрд грн ежегодно.

При этом прибыль этих ста крупнейших государственных предприятий по результатам минувшего года составила 26,4 млрд грн. Однако львиная часть этой суммы - 22,5 млрд грн или 85% - это прибыль только одной компании - НАК «Нафтогаз Украины».

Поэтому законопроект №7066 "О приватизации государственного имущества" отнесен к категории крайне необходимых для экономики страны. В правительстве обещают, что он позволит найти для таких госпредприятий собственников, заинтересованных в их развитии, а сам поиск таких инвесторов сделает максимально прозрачным.

В Фонде госимущества Украины отмечают и еще один важный момент: принятие этого закона позволит не допустить к приватизации украинского имущества бизнесменов из страны-агрессора – документом предусмотрена возможность проверки конечных бенефициаров компаний, которые будут участвовать в торгах.

Также сократятся сроки подготовки объектов к приватизации: по объектам большой приватизации – с двух лет до 11 месяцев, по объектам малой приватизации – с одного года до 5 месяцев.

При этом документ предполагает только два механизма приватизации – через аукцион или выкуп.

Крупные объекты будут продаваться с обязательным привлечением советника, а малые – через электронную платформу "Prozorro.Продажи".

Большая приватизация будет проходить по такой процедуре: определяется объект продажи, затем на конкурсе выбирается советник, который готовит финансовую модель предприятия, формирует предложение начальной цены, ищет инвесторов. После этого Фонд устанавливает стартовую цену и условия продажи и передает их на утверждение в Кабмин. Затем объявляется прием заявок проходит проверка участников и проводится аукцион, – пояснил и.о. руководителя Фонда государственного имущества Виталий Трубаров.

Вводится четкая классификация объектов.

Если за последний год стоимость активов превышает 250 млн грн - это объект большой приватизации, который будет продаваться с привлечением советника, все, что меньше - это малая приватизация.

Очередного дерибана Украина не выдержит - Витренко

Что думают эксперты?

Государственные предприятия – это источник финансирования политических партий и коррупционеров. Поэтому нужно их приватизировать или просто раздать в частные руки.

Так считает почетный президент Киевской школы экономики, член редакционной коллегии VoxUkraine Тимофей Милованов.

Тимофей Милованов

- Допустим, вы политическая сила и вам нужны финансы на выборы. Что вы делайте сегодня? Вы назначаете заместителя руководителя или главу департамента на государственном предприятии. Он начинает принимать решения в ваших финансовых и политических интересах. Это плохо для бизнеса и снижает рыночную стоимость предприятия и его прибыли. Но это не проблема, потому что это государственное предприятие и потери несут налогоплательщики, а не вы лично.

Если бы это было частное предприятие, то владельцы предприятия уволили бы людей, которые принимают плохие бизнес-решения.

Если мы хотим побороть коррупцию на госпредприятиях и сделать их эффективнее, то приватизация – очень эффективный способ, чтобы этого достигнуть. Эффективнее, чем борьба с коррупцией через украинскую судовую систему.

Но можно возразить и сказать: приватизация позволит олигархам за гроши приобрести государственное имущество. Это проблема, но небольшая. Потому что олигархи и так уже фактически управляют этими предприятиями, но не несут ответственности за их финансовые результаты.

Приватизация может сменить владельца (с фактического олигарха или местного коррупционера) на более эффективного и, возможно, даже более прозрачного.

Для этого нужно упростить правила приватизации и допустить к ней максимальное число участников (вместе с иностранными компаниями и частными лицами, украинцами и иностранцами).

Разумеется, нужно поставить условия, что будущие владельцы должны показать источник денег на приватизацию (как было сделано с банками) и кто является конечным бенефициаром (настоящим будущим владельцем).

В любом случае, приватизация лишит возможности выкачивать деньги из государства.

Да, может быть, олигархи и чиновники и приобретут некоторые из предприятий и даже смогут продолжать выводить деньги из уже частных предприятий для того, чтобы показывать убытки и не платить налоги.

Но гораздо легче доказывать в судах неуплату налогов и взимать штрафы, чем доказывать коррупцию и сажать людей, принимающих решения в интересах олигархов на госпредприятиях.

К тому же, бюджет и налогоплательщиков интересуют именно поступления в бюджет в виде налогов или штрафов, а не посадка коррупционеров (да, посадка – это хорошо политически и медийно, но пенсий от того больше не станет).

(Оригинал на странице Милованова в Facebook)

Наличие государственных компаний в принципе не делает нас с вами богаче. Потому что предприятия не принадлежат народу, налогоплательщикам: они принадлежат чиновникам, которые его контролируют. И там происходит приватизация прибыли и национализация убытков.

Об этом пишет инвестбанкир, cециалист отдела продаж долговых ценных бумаг Dragon Capital Сергей Фурса.

Сергей Фурса

- Украинцы продолжают отрицать очевидное. Продолжают говорить, что мыть руки перед едой – это выдумка олигархов и мировых империалистов. И тут непонятно, что первично: «бідні, бо дурні», или «дурні, бо бідні». В очередной раз на этой неделе мы увидим союз коррупционеров и популистов. Теперь они вместе будут оппонировать «закону о приватизации». Даже не самой приватизации, которая саботируется уже 3 года (а по-хорошему, 25 лет), а закону, который делает этот процесс прозрачнее.

Анонс союза популистов и коррупционеров вышел в пятницу, когда настоящий полковник прочитал интервью представителя МВФ в Украине и выдал тезис «баба Яга против».

Союз был против земельной реформы, приватизации и повышения тарифов.

Что интересно, полковник, со свойственной военным диктаторам и сержантам прямотой, выдал, что все эти условия требует не МВФ, а украинский олигархат. Очень сложно представить, как «украинская гидра» едет в Вашингтон и уговаривает МВФ (мировую закулису, рептилоидов) отстаивать их интересы. Еще сложнее понять, почему во всем мире это норма, а у нас – условия олигархата.

Более того, простая человеческая логика сталкивается с противоречием, почему «земельная реформа» – это в интересах олигархов, если сейчас именно аграрные бароны выигрывают от отсутствия рынка, что позволяет им за копейки арендовать землю у крестьян, которых лишили их законного права распоряжаться своим имуществом.

Как запустить цивилизованный рынок земли в Украине?

Простая человеческая логика не видит, почему олигархи выигрывают от повышения тарифов, если при выравнивании цен для промышленности и населения они теряют возможность зарабатывать на разнице цен, продавая промышленности газ, который отражают как потребленный населением. На этом арбитраже сделаны немалые состояния и построены многие жилые комплексы в Киеве. И, наконец, логика не видит, почему приватизация в интересах олигархов и коррупционеров, когда сейчас они контролируют денежные потоки государственных компаний, списывая все убытки на налогоплательщиков.

Итак, приватизация. Пока в плане приватизации у нас самый слабый прогресс среди всех реформ за последние 3 года.

Почему у популистов и коррупционеров так легко получается убеждать людей, что приватизация – это плохо?

Все дело в 90-х. В прививке приватизацией, которое общество получило в начале 90-х годов. Да и на протяжении дальнейшей истории Украины. Как россияне получили прививку демократией, насмотревшись на пьяного Ельцина и выбрав потом диктатора, так и украинцы получили прививку приватизацией, и теперь не хотят играть в игру, которую для них выбирают коррумпированные чиновники.

Дело в том, что то, что общество считает приватизацией, и то, что подразумевает МВФ, – совершенно разные вещи. В Украине не было приватизации. За исключением одного кейса – повторной продажи Криворожстали. Все прочее, то, что у нас принято называть приватизацией, когда государственные предприятия перешли под контроль олигархов, никакой приватизацией по сути не являлось.

Это было что угодно: схемы, первичное накопление капитала, воровство. Но не приватизация. Но люди, стоящие над схемами, называли это «приватизацией», выработав у людей аллергию на это слово. И теперь те же люди или их ценностные наследники паразитируют на этой аллергии, втюхивая обществу мысль, что приватизация – это плохо. Шикарная стратегия. И эти же люди сидят на потоках и пилят. «Пилите, Шура, пилите. Они золотые». И это правда. Контроль над государственными компаниями – настоящее золото.

Что такое настоящая приватизация?

Это продажа на открытом и честном аукционе государственной собственности. Когда все участники равны, когда нет дополнительных условий. Когда от покупателя не требуют 10 лет опыта работы на украинском рынке полиэтиленовых пакетов, любви к футболу или фамилии на букву А. И когда, торгуясь между собой, покупатели формируют честную цену. Все. Больше ничего. И не бойтесь, что на таком аукционе что-то купят олигархи. Суть этих людей в том, что они никогда не платят честную цену. И сталкиваясь с прозрачными условиями, просто отползают в тень.

Почему же она нужна эта приватизация?

Не будем рассуждать о том, что государство – неэффективный собственник. Эти слова сказаны были уже тысячи раз и приелись. Можно лишь отметить, что в Украине в сотни раз больше объектов государственной собственности, чем, например, во Франции. Вопрос, делает ли это нас богаче, чем французов, оставим риторическим.

Но важно понимать, что наличие государственных компаний в принципе не делает нас с вами богаче. Потому что предприятия не принадлежат народу, налогоплательщикам. Они принадлежат чиновникам, которые его контролируют. И там происходит приватизация прибыли и национализация убытков.

Делает ли это кого-то богаче? Да, тех самых чиновников. И, как всегда за счет, народа.

При этом, государство ничего не теряет, продав предприятие.

Ведь условный завод все равно остается на территории Украины. Платит налоги. Платит зарплаты. Пример Криворожстали – снова показательный. После этой приватизации хорошо стало всем. Бюджет получил много денег, завод – качественный менеджмент и сотни миллионов инвестиций. Государство остается регулятором.

Что даст приватизация?

Принято считать, что деньги. Но это не самое важное. Сумма, которую заплатят на конкурсе, это последнее, что нас должно волновать. Для Украины крайне важны инвестиции. Без них не будет экономического роста. А значит не будет и роста пенсий и зарплат. Чистая и прозрачная приватизация – это сигнал инвесторам, что в Украине их ждут. Поэтому принципиально важно продать крупные объекты, которые привлекут «крупную рыбу», акул, за которыми всегда следуют косяки рыб поменьше.

Так устроен мир глобальной экономики. И нам нужно играть по его правилам, если мы хотим быть успешными. Приватизация – это также значительное уменьшение коррупции. Если нет смысла бороться за контроль над предприятиями, то и меньше смысла идти в политику для коррупционеров. Привлекательность власти снижается. И это тоже глобальный позитив.

И только потом можно говорить о стоимости активов.

Важно понимать, что с каждой успешной продажей потенциальная стоимость актива будет расти. Шаг за шагом. По мере роста ажиотажа, который мы сами и должны сформировать честными и прозрачными конкурсами. Главное – только начать.

Поэтому приватизация важна.

И поэтому так важно принять закон о приватизации, который ускорит процесс и сделает его прозрачнее. Но еще важнее – запустить сам процесс. Ведь последние 2-3 года ничего не мешало власти сделать большую приватизацию. Но ее откладывали. По понятным причинам. Каждый день работы государственного предприятия – это миллионы долларов в копилку благополучия чиновника и его внуков. И минус из пенсий и зарплат для остальной страны.

И чем раньше это поймут люди, тем больше они будут требовать это от политики. И тем успешнее будет страна.

(Оригинал опубликован на странице Фурсы в Facebook)