03-10-2017 16:25

Орудия оккупации: сверхсмертность, преступность и «новые крымчане»

Оккупация Крыма Россией приносит свои результаты: демографические показатели стремительно ухудшаются, как и криминогенная обстановка. А на фоне этого рост количества "понаехавших". Совпадение?

Первые две проблемы достигли таких масштабов, что о ней затрубили даже в Российской прессе.

Так, доктор медицинских наук, кандидат философских наук, председатель ассоциации независимых ученых «Россия XX–XXI» профессор Игорь Гундаров на страницах российской «Независимой газеты» пишет о том, что в Крыму уже четвертый год кряду стремительно нарастает смертность.

Источником представленных ниже данных являются официальные публикации Росстата.

За четыре года количество избыточно умерших в Республике Крым (РК) по сравнению с уровнем 2013 года превысило 9,4 тыс. человек.

Это те, кто сейчас должны были быть живыми. Для сравнения: военные потери в Донецке, Луганске и на юго-востоке Украины за это время составили около 10 тыс. человек.

Рост смертности имел эпидемический характер по всей территории республики. В городах прирост составил: в Феодосии 13%, Симферополе – 12%, Евпатории – 6%, Ялте – 5%.

Гипотеза об отсроченном действии негативных условий пребывания в составе Украины не находит подтверждения. С 2005 по 2013 год смертность в Украине, автономной Республике Крым (АРК) и России непрерывно снижалась.

Медицинские факторы риска (курение, ожирение, повышенный холестерин крови, артериальная гипертензия, злоупотребление алкоголем) не имели отношения к происшедшему. Их эффект накапливается годами и мгновенно не меняется. Тем более что быстрее всех увеличилось число заболеваний не системы кровообращения, а органов пищеварения и дыхания. Летальность от отравлений алкоголем даже снизилась.

Впервые за историю демографии скорость роста женской смертности превысила мужскую.

Если в 2014 году на 1000 мужчин 35–59 лет насчитывалось 1256 женщин этого возраста, то в 2015 году их оказалось всего 982, то есть на 28% меньше. Объяснений этому парадоксу в рамках классических медико-демографических концепций нет.

Крым, оккупация

Синдром ГДР?

Современная медицина не способна объяснить причину сверхсмертности в Крыму. Аналогичная ситуация в России 1990-х годов привела к открытию негативного влияния на демографию деформированного общественного сознания. Индикаторами служат показатели «моральной статистики»: грабежи, разбои, убийства, разводы, общая преступность.

Через психосоматические связи все это ведет к уменьшению неспецифических резервов здоровья и увеличению риска смерти.

Но сознание крымчан в 2014 году приветствовало объединение с Россией.

Однако в психике кроме осознаваемого сознания существует еще неосознаваемое так называемое подсознание. Социологами оно обычно игнорируется. Хотя известно его огромное влияние на индивидуальное и коллективное поведение. Между сознанием и подсознанием существуют согласие (консонанс) и несогласие (диссонанс).

Примером диссонанса служит ситуация в ГДР после воссоединения с ФРГ. Сознание восточных немцев приветствовало слом Берлинской стены, тогда как подсознание наполнялось разочарованием и озлобленностью. В результате развилась фрустрация с ростом преступности, смертности, спадом рождаемости. Что, если в Республике Крым – синдром ГДР?

Мое субъективное заключение подтверждается данными о показателях «моральной статистики».

В 2015 году преступность в РК увеличилась на 53%, в Севастополе – на 45%. Тогда как за год до этого она снизилась.

Наибольший подъем имели экономические преступления – на 143% (!), в том числе вымогательство – на 70%, кражи – на 32%, грабежи – на 11%, хулиганство – на 29%. Все это – свидетельства обнищания населения и вульгаризации социальных отношений.

По свидетельству начальника Севастопольского управления МВД, «у нас растет количество преступлений за счет того, что растет количество безработных. Работы нет, а жить хочется».

Две трети совершивших преступление лиц не имели постоянного источника дохода.

Рост озлобленности и агрессивности проявился увеличением тяжких и особо тяжких преступлений на 123%, в том числе убийств – на 53%, разбоев – на 48%, тяжелых телесных повреждений – на 25%.

Уменьшилась потребность населения в интеллектуальном общении и культурном развитии. Об этом свидетельствует сокращение посещаемости музеев на 25%, театров – на 33%.

Число разводов увеличилось на 200%.

Вал накопившихся психосоциальных проблем привел к снижению рождаемости. Из-за этого скорость депопуляции (вымирания) населения увеличилась в 2,2 раза по сравнению с 2012 годом – от 1,4 до 3,1%.

Автор резюмирует, что «налицо опасность гуманитарной катастрофы, угрожающей имиджу присоединения Крыма к России».

оккупация Крыма

В то же время не менее интересные данные по теме приводит и белорусский аналитик, публицист и блоггер, сейчас проживающий в Киеве, Игорь Тышкевич.

В июле 2014 российские власти зафиксировали существенное падение численности населения. Дабы не связывать это с миграционными процессами, Росстат официально заявил, что «недостаток» почти 80 тысяч человек (включая Севастополь) — результаты обычной коррекции. Дескать, Украина не в состоянии даже нормально собирать статистические данные.

Уже с октября 2014 наблюдаем рост населения. Причем город Севастополь наполняется новыми жителями поистине стахановскими методами. Теоретически это можно было бы списать на результат демографического взрыва — во время веерных отключений воспроизводство себе подобных является наиболее простым ответом на вопрос «чем занять время».

Но статистика — упрямая штука.

И в Крыму, и в Севастополе наблюдается естественная убыль населения, то есть умирает большее число жителей, чем появляется на свет.

В среднем данные смертности по Крыму составляют около 28 500 человек в год, по Севастополю около 5 700 человек. Рождаемость колеблется в районе 23 000 и 5400 человек соответственно.

То есть «естественным путем» Крым и Севастополь вымирают с минимальной скоростью около 5 500 человек в год — это если считать за базу 2015 год.

Прогноз Росстата по естественному приросту населения отрицательный как по Севастополю так и по Крыму в целом: скорость вымирания будет только нарастать. Например, к 2018 году умрёт на 7100 человек больше, чем родится.

С другой стороны, не прекращается процесс выезда из Крыма.

Оценить масштабы миграции трудно — Украина за три года так и не выработала системы мониторинга явления.

С одной стороны, официальные лица, опираясь на данные миграционной службы, говорят о примерно 35 тысячах переселенцев.

С другой, в общем доступе есть данные государственной пограничной службы за период с 01.01.2015 по май 2016: в соответствии с ними за указанный период Крым покинуло 73100 граждан Украины.

оккупация Крыма

Понаехали или «новые крымчане»

Тышкевич подсчитал, что с учетом смертности и миграции, население Крыма, без учета «приехавших» из России не должно было превышать 2 млн 134 тысяч человек по состоянию на 01.01.2017.

Росстат дает цифру 2 млн 340 тысяч человек. Это на 206 тысяч больше.

Вот минимальный размер того, что можно назвать политикой колонизации Крыма.

206 тысяч человек — это около 10% населения. Группа, которая только недавно стала «крымчанами» и которая после возвращения полуострова Украине, займет резко пророссийскую позицию. Им есть чего бояться, им есть что терять.

Для того, чтобы понять кто эти люди, достаточно посмотреть на данные о государственных программах Российской Федерации:

• Значительная часть переселенцев — военные пенсионеры. В РФ действует так называемая «военная ипотека», которая позволяет офицеру или контрактнику построить (купить) жильё в любом регионе России при выходе в отставку (либо в регионе прохождения службы до момента отставки). В 2014-16 годах единственным регионом, где финансирование программы шло без проблем был, естественно, Крым.

• Действующие военнослужащие. Уже в 2014 году российские власти объявили о намерении построить на полуострове 20 000 квартир для офицеров. И еще не менее 40 000 к 2018 году. Программа выполняется. В августе 2015 «Вести» сообщали о «рекордном количестве сданного жилья».В том числе о 2010 квартирах только в одном новом микрорайоне. Строятся и общежития. Причем финансирование идет из нескольких источников. Например ЧФ РФ сам платит за возведение жилья. И оценивает только по «своему направлению» планы в 7,5 тысяч квартир из которых 3,5 в Севастополе.

• Силовики из ФСБ, пограничной службы, таможенники и другие. Естественно, что остатки регионального управления СБУ и МВД вызывают мало доверия в РФ. Равно как и украинские пограничники, изменившие присяге. В 2014 году их было мало. Но в 2016 прошла информация о сдаче первого дома для семей российских пограничников. В 2017 сдали еще один, на 97 квартир. До конца года еще 910 квартир. Это ни много ни мало, а 3000 человек пограничной службы. Исходя из специфики работы, можно прогнозировать, что еще примерно столько же построят для таможенников и офицеров ФСБ (без учета пограничников). То есть еще 3000 человек.

• Еще одна, менее многочисленная, но более влиятельная группа — управленцы. Россия планомерно проводит политику замены кадров в органах власти и структурах МВД. Если в 2014 году чиновники и силовики отправлялись «в командировки», то уже сегодня они переезжают на полуостров. Оценить количество сложно, но по моим оценкам речь идет о не менее чем 1000 семей. То есть 3000 жителей.

• Еще одна группа программ — кредитования пенсионеров, отработавших в районах крайнего севера. Действует Федеральная программа переселения пенсионеров в благоприятные территории. Есть программы и добывающих компаний. Суть в предоставлении льготных кредитов или субсидий на покупку или постройку жилья. Крым с 2015 года полноправный участник – регион, куда пенсионеры могут переселятся. Оценить количество данной группы трудно, поскольку нет единой статистики по государственной и корпоративным программам. Но, судя по сообщениям местной прессы, группа не маленькая и уже составляет не менее 10 000 человек.

• Остаются и переселенцы, которых трудно классифицировать. Это гордые «дети Кавказа», пытающиеся начать свой бизнес и обычные работяги. Они составляют до половины учтенных переселенцев.

оккупация Крыма

Зачем?

Можно констатировать, что за три года оккупации Россия смогла существенно изменить демографическую картину Крыма в выгодную для себя сторону. 206 тысяч «официальных» переселенцев и около 60 тысяч «которых там нет» – это уже 11% от общего числа жителей.

Эта группа, в отличие от «мирного населения» в массе своей:

1. Имеет опыт обращения с оружием (в более чем 50% семей есть бывшие или действующие силовики)

2. Знают, что такое дисциплина и самоорганизация, привыкли выполнять приказы.

3. Щедро разбавлены сотрудниками и ветеранами спецслужб.

Для них возврат Крыма Украине может означать крах всей дальнейшей жизни. Поэтому не ради Кремля, Путина или РФ, а ради в том числе себя, своих детей, они будут бороться за «Крымнаш».

И очевидно, что Россия будет и дальше проводить изменение демографической картины Крыма: потенциально нелояльные группы будут вытесняться с территории полуострова, а им на смену приедут «благодарные граждане».