20-03-2017 07:00

Ни один инвестор не купит активы "Укртрансгаза" с токсичными элементами - Коболев

Правление НАК "Нафтогаз Украины" по согласованию с набсоветом проголосовало за отставку президента ПАО "Укртрансгаз" Игоря Прокопива.

От должности Прокопив был отстранен еще в феврале, так как независимый аудитор Deloitte&Touche обнаружил ряд нарушений во время официальной проверки финансовых документов "Укртрансгаза".

Как это повлияет на привлечение еропейского партнера к управлению магистральными газопроводами, а, может, и ПХГ, глава правления НАК "Нафтогаз Украины" Андрей Коболев разъяснил в интервью агентству "Интерфакс-Украина" 

-  В каком статусе сегодня находится глава "Укртрансгаза" Игорь Прокопив, принимались ли еще какие-то решения на уровне правления и наблюдательного совета НАК "Нафтогаз Украины"?

-  В прессе уже звучала информация, что правление "Нафтогаза" подало на его отстранение от должности, и наблюдательный совет за это проголосовал. Правление НАК приняло решение о его увольнении, а также об увольнении его заместителя Василия Плавюка, который отвечает, в том числе, за вопросы безопасности.

Хочу отдельно отметить, что сейчас циркулирует большое количество слухов о том, как проходил этот процесс, большинство из которых не соответствует действительности. Поэтому я бы предложил сфокусироваться на сути происходящего, а не форме.

- Поясните логику этих решений.

-  В начале 2016 года в рамках реализации плана реформы корпоративного управления в "Нафтогазе" мы начали внедрение новых процедур внутреннего контроля – внутреннего аудита, комплаенса, управления рисками, то есть стандартных корпоративных процедур контроля, одной из основных целей которых является предотвращение коррупции в компаниях Группы.

В это же время в рамках стандартной процедуры аудита финансовых результатов Группы мы получили от внешнего независимого аудитора заключение, согласно которому он не смог получить достаточных аудиторских доказательств для подтверждения целого ряда закупок "Укртрансгаза" и, соответственно, корректности их отражения в финансовой отчетности компании.

Сами по себе выводы внешнего финансового аудитора не являются выводами, которые могут говорить о наличии или отсутствии коррупции или иных нарушений. Но они являются важным "звонком" для внутреннего аудита группы НАК "Нафтогаз Украины" о том, что есть потенциальная проблема с закупками. То есть что-то, что выглядит странно или необъяснимо.

После этого внутренний аудит НАК приступил к изучению того перечня транзакций, которые попали в этот список. Изучение выявило, что, как минимум, две из них, имеют признаки злоупотреблений при проведении тендерных процедур. Материалы по одной из них уже были переданы правоохранительным органам, которые инициировали по этому факту уголовное расследование.

Потом произошли события сентября 2016 года, когда "Укртрансгаз" попытались вывести из управления "Нафтогаза". После известного скандала управление компанией "Нафтогазу" вернули.

В итоге правительство приняло решение, что разбираться в этой ситуации должен не только внутренний аудит "Нафтогаза", но и наблюдательный совет.

По заданию наблюдательного совета служба внутреннего аудита, в которой, к слову, в ноябре 2016 года произошла смена руководителя, повторно изучила ситуацию в "Укртрансгазе" и пришла к выводам, что по обеим ранее упомянутым мною транзакциям были допущены в одном случае многочисленные нарушения в организации и проведении тендера, а в другом случае есть прямое подозрение на попытку манипуляций результатами тендера.

В обоих случаях это привело к тому, что провайдерами услуг оказались компании, которые эти услуги, по сути, предоставлять не могут.

Набсовет потребовал от "Укртрансгаза" прокомментировать выявленные факты и результаты повторной проверки и объяснить, как это могло произойти и что в этой связи они планируют делать.

Руководство "Укртрансгаза" в начале этого года пришло с объяснениями на аудиторский комитет наблюдательного совета. Позиция, которую лично высказал глава компании, выглядела следующим образом: все что происходило – это правильно, законно, и дальше так делать будем. Это и стало причиной решения об отстранении главы "Укртрансгаза".

- И все же ваши оппоненты настаивают, что аудитор в лице Deloitte&Touche не привел доказательств коррупции?

- Это не работа аудитора доказывать коррупцию, и от него это не ожидалось. Аудитор выявил несоответствия, которые бывшее руководство "Укртрансгаза" не смогло или не захотело объяснить.

Описанное выше развитие ситуации доказывает, что глава "Укртрансгаза" либо некомпетентен, либо коррупционен.

С точки зрения "Нафтогаза" как акционера компании, такой человек не может дальше управлять "Укртрансгазом". Если дальнейшее расследование выявит факты коррупции по второму и другим эпизодам, они также будут переданы в правоохранительные органы, но оставлять такого руководителя в должности главы компании дальше было нельзя. Это же касается и Плавюка, который напрямую был вовлечен в одну из этих транзакций.

- О каких тендерах и компаниях идет речь?

- В силу того, что по первому случаю уже идет уголовное расследование, а по второму – может быть инициировано расследование за рубежом, я не хочу комментировать ни названия компаний, ни сути этих процедур на этом этапе.

- Когда решение об увольнении вступает в силу?

- Правление подало решение об увольнении наблюдательному совету, он – согласился, собрание акционеров уже состоялось, решение принято.

Это вопрос не политический и не личностный. Я рассказал логику принятия решения, чтобы не было спекуляций. Как акционер "Укртрансгаза" мы видим, что дальнейшее пребывание человека с таким отношением к управлению ГТС и чистоте проведения тендерных закупок недопустимо.

- Кого правление и набсовет будет выдвигать или назначать на должность нового главы "Укртрансгаза"?

- Мы в данный момент обсуждаем этот вопрос с действующим руководством "Укртрансгаза" и ищем людей, которые могли бы стать как на первое, так и на вторые места.

- Как долго этот процесс может затянуться?

- Я бы хотел его закончить на протяжении двух месяцев.

- Будут ли проводиться какие-то конкурсы?

- Да, будет конкурс.

- Как обстоят дела с переговорами о привлечении европейской компании в управление газотранспортной системы Украины?

- Если посмотреть на события, которые сейчас происходят в Европе, то они разворачиваются довольно негативно в части того, как Европейская комиссия реагирует на "Северный Поток-2" и какие у нее есть ожидания.

Мы в очередной раз, как команда "Нафтогаза", призываем все вовлеченные в обсуждение процессов вокруг украинской ГТС стороны прислушаться к одному, с нашей точки зрения, очевидному факту: без привлечения большого, понятного европейского партнера сохранить транзит по территории Украины будет практически невозможно.

Мы находимся в переговорах с большой европейской компанией, которая заинтересована в том, чтобы рассмотреть вхождение в управление украинской ГТС.

В то же время есть люди, которые сейчас пытаются перевести акции "Укртрансгаза" из "Нафтогаза" или предложить какой-то другой формат управления ГТС. Если попытаться привлекать партнера в существующую юридическую структуру "Укртрансгаза", к которой только у господина Коломойского есть претензии по возврату около 11 млрд куб. м газа, то партнер туда не пойдет.

Здесь видится практически стопроцентная аналогия с Одесским припортовым заводом. Там оставили долг Дмитрию Фирташу и потом долго обсуждали, почему завод не покупают, а ответ очевиден.

Дело даже не в цене – не может цивилизованный инвестор купить актив с таким токсичным элементом. Ни одна большая западная компания никогда не придет и не купит актив, чтобы потом гасить Фирташу долг.

То же самое будет с "Укртрансгазом": ни одна западная компания не придет в управление оператором и не зайдет в капитал компании, в которой есть нерешенная проблема с 11 млрд куб. м газа, не говоря уже о спорном газе Фирташа и другого рода вопросах меньшего порядка.

Поэтому если мы действительно хотим, чтобы был европейский партнер, который поможет нам сохранить транзит и работу для людей в Укртрансгазе, то нам надо этому партнеру предложить чистый и качественный актив.

По моему глубокому убеждению, наши оппоненты, которые пытаются предлагать другие варианты, преследуют цель, чтобы европейский партнер никогда не пришел. А европейского партнера и в ОПЗ, и в "Укртрансгазе" боятся по одной и той же причине, которая, как мне кажется, всем очевидна.

- "Нафтогаз" не отказался от идеи разделения "Укртрансгаза" на две компании – магистральные газопроводы и ПХГ?

- Мы свою позицию не поменяли, она важна, в том числе, для качества нового актива. Но если потенциальный европейский партнер посчитает, что для управления системой он готов принять в управление все или часть подземных хранилищ, то мы, как акционер "Укртрансгаза" будем предлагать нашему акционеру в лице государства согласиться с таким предложением.

Окончательное решение будет принимать правительство Украины. Но надо понимать, что если поставить условием для потенциального партнера оплату убыточных подземных хранилищ в полном объеме, то, скорее всего, это его не заинтересует.

- Уже озвучивалось, что после существенного снижения объемов транзита необходимо отказаться от эксплуатации части магистральных газопроводов. Наиболее оптимально, чтобы этот процесс происходил уже при участии европейской компании или вопрос оптимизации стоит решить раньше?

- Мы считаем, что этот процесс надо проводить уже с участием европейского партнера. Более того, мы надеемся, что как раз привлечение европейской компании в управление ГТС Украины сохранит львиную долю ГТС, потому что это позволит нам сохранить транзит.

Вопрос о потенциальном уменьшении мощности целесообразно поднимать только после того, когда будет какая-то ясность, сохранит ли Украина за собой транзит газа после 2019 года. При такой неопределенности принимать решение о выводе из эксплуатации части газопроводов, как минимум, преждевременно.