24-10-2016 09:49

Кровавые деньги Донбасса: кому выгодна война в Украине? Часть 1

На самом деле война на востоке Украины – это битва политиков, олигархов и воров в законе за уголь, золото, бензин и табак.

Донецк и Луганск всегда были регионами, где деньги зарабатывали в том числе и грязным способом, где за последние четверть века сформировался особый экономический уклад, в рамках которого тесно переплелись административные, финансовые и откровенно криминальные интересы. Для местной «элиты» что Майдан, что «Русская весна» — одинаково неприятные события, что нарушили баланс и привели к большому переделу, который, конечно же, сопровождался и сопровождается большим количеством трупов.

Сложившаяся ситуация — ни мира, ни войны — идеально подходит для территории, которая превратилась в огромный криминальный анклав, резиденты которого получают свой процент за обслуживание представителей политической и финансовой элиты как Украины, так и России. В рамки этой версии прекрасно укладывается череда скандальных убийств последнего времени.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Ринат Ахметов — один из богатейших людей Украины, владелец угольных, металлургических, топливно-энергетических компаний в Донбассе и в других регионах страны. Проживает в Киеве.

Армен Багирян («Баги») — казак и контрабандист из «ЛНР», убит в октябре 2016 года.

«Багдад» — сотрудник прокуратуры «ЛНР», «куратор из России».

Александр Бобков — донецкий предприниматель и политик, один из создателей «Оплота», в настоящий момент депутат Народного совета «ДНР».

Андрей Галущенко — руководитель сводной мобильной группы для мониторинга и борьбы с контрабандой, убит в сентябре 2015 года.

Павел Дремов — казачий атаман в «ЛНР», убит в декабре 2015 года.

Игорь Еремеев — предприниматель и политик из Волынской области, депутат Верховной рады, деловой партнер бизнесмена Сергея Курченко. Погиб в результате несчастного случая в августе 2016 года.

Александр Ефремов — влиятельный луганский предприниматель и политик, в прошлом глава фракции «Партии регионов» в Верховной раде и губернатор Луганской области, в настоящий момент арестован.

Евгений Жилин — один из руководителей сначала харьковского, а потом донецкого и российского «Оплота», деловой партнер Курченко, Еремеева и Захарченко. Убит в Подмосковье в сентябре 2016 года.

Юрий Зюков — экс-заместитель министра угольной промышленности Украины, предприниматель, деловой партнер известного бизнесмена Александра Мельничука.

Александр Захарченко — глава самопровозглашенной «ДНР», в прошлом сотрудник «Оплота», одной из силовых структур, аффилированных с Ринатом Ахметовым.

Михаил Ляшко (Миша Косой) — вор в законе, убит в Крыму в декабре 2015 года.

Андрей Козицын — казачий атаман в «ДНР» в 2014 году.

Сергей Курченко — один из крупнейших олигархов времен Януковича, владелец активов в топливно-энергетическом и медийном бизнесе, в настоящее время живет и работает в Москве.

Игорь Плотницкий — глава самопровозглашенной «ЛНР», в прошлом — чиновник обладминистрации.

Александр Рак — директор ювелирного завода «Агат» в Ровеньках, пропал при невыясненных обстоятельствах.

Андрей Таранов — замглавы администрации президента Украины, погиб в результате несчастного случая в сентябре 2016 года.

Евгений Файницкий — сотрудник Сергея Курченко, министр энергетики и угольной промышленности «ДНР», убит при неизвестных обстоятельствах.

Геннадий Цыпкалов — премьер-министр «ЛНР», покончил с собой после допроса по обвинению в попытке госпереворота в октябре 2016 года.

Как закалялась власть

В апреле 2014-го группа вооруженных людей под руководством Евгения Жилина и Александра Захарченко заняла здание городского совета Донецка. Из интервью Жилина телеканалу «Дождь»:

Тогда все что-то захватывали, все надеялись, что будет, как в Крыму. Обратимся к России — и все будет хорошо. «Оплот» была чуть ли не единственная общественная организация, которая имела силовой блок на тот момент.

СПРАВКА

«Оплот»

Общественная организация, созданная в 2010 году в Харькове Евгением Жилиным, вероятно, в интересах мэра Геннадия Кернеса. Начиная с 2013 года активно продвигала идеи «Русского мира», имела отделения в большинстве крупных городов юга и востока Украины. Активно противостояла сторонникам Майдана. В настоящий момент зарегистрирована в России.

Захватив власть, «Оплот» тут же берет под охрану резиденцию олигарха Рината Ахметова, а также несколько особняков членов ОПГ «Люкс». («Люксом» с ранних 90-х годов называли резиденцию Ахметова в Ботаническом саду в Донецке.)

ахметов, террористы

С приходом «Русской весны» в Крым уезжает часть «люксовских», а также Михаил Михайлович Ляшко по кличке Косой, также известный как Миша-красные глазки (он специализировался на заказных убийствах). Под его контролем находился табачный завод «Хамадей» и спиртоводочный завод «Олимп».

Присматривает за донецким бизнесом сначала ручная милиция, а после захвата здания СБУ какое-то время часть объектов охраняет «Оплот», а часть — «Восток» (еще одно охранное предприятие, работавшее на Рината Ахметова и вскоре превратившееся в одноименный батальон под командованием Александра Ходаковского).

У них была и есть своя охрана. Такого я не видел даже в 90-е. Например, охрана завода Михаила Михайловича ездила с пулеметами. Но между своими противостояния никакого не было. Противостояние было между Бобковым и Жилиным. Бобков Александр Михайлович был создателем «Оплота», он же был «назначен» всеми: и Москвой, и ринатовскими людьми — смотрящим по региону, — говорит один из донецких бизнесменов по имени Игорь.

Жилин, приехав после победы Майдана из Харькова в Донецк, пытается найти свое место в новой реальности, но встречает противодействие «смотрящего» и начинает искать покровителей в Москве. В конце августа 2014 года на сайте «Оплота» появилась информация о назначении Жилина старшим советником по экономике самопровозглашенной «ДНР».

Жилин занялся своим делом — тем, что он хорошо знает. Он стал налаживать теневую экономику. Захарченко (тогда еще полевой командир, а не глава республики) отвечал за сектор конвертации наличных средств у людей — в обиходе все больше стало появляться российских денег, а гривен становилось все меньше. Жилин легализовывал эти средства на счетах в банках. После того как система была отлажена, между Захарченко, Бобковым и Жилиным возник конфликт. Правда, Жилин на тот момент уже вошел в долю в топливном бизнесе, стал работать с Курченко, — продолжает рассказывать донецкий бизнесмен Игорь.

Курченко, Брокбизнесбанк

ЛуганДония: что не так в их пророссийском настоящем?

Вскоре «оплотовец» Жилин уезжает в Москву и регистрирует в России «Межрегиональную спортивно-патриотическую организацию «Оплот». Соучредителем российского «Оплота» стал Анатолий Орбан, председатель отделения партии «Справедливая Россия» подмосковного Фрязево.

Это момент, когда вся Россия собирает гуманитарную помощь для страдающих в войне людей. Жилин один из первых начал возить гуманитарку, а обратно тем же автотранспортом вывозить табак «Хамадея». Контрафакт из Донецка под любыми торговыми марками стал попадать на российский рынок. Кроме того, осень 2014 года, в «ДНР» и «ЛНР» возникают проблемы с топливом. У Жилина были хорошие отношения с олигархом из «семьи» Януковича Сергеем Курченко, который на тот момент был в бегах, но его фирмы поставляли топливо и газ в Крым и на территорию Донбасса. У Курченко были хорошие отношения с нардепом Еремеевым, у Еремеева остались заправки ВОГ на территории «ДНР», а Курченко хотел дальше заниматься своим бизнесом по газу и топливу. После победы Майдана схемы Курченко отошли Еремееву. Поэтому обоим нужен был посредник на Донбассе. Жилин утверждал, что договорился «с кураторами из Кремля». Министром по топливу в «ДНР» станет давний знакомый Жилина, Евгений Файницкий, — рассказывает человек из окружения Жилина, представившийся как Андрей.

Файницкий при Януковиче возглавлял следственный отдел управления СБУ в Харькове, позже стал одним из руководителей юридического департамента в структурах Сергея Курченко. В декабре 2014 года Файницкий становится министром топлива и энергетики «ДНР». Еремеев присылает в Донецк одного из своих подчиненных, за которым закрепляют заправки ВОГ. Топливо компаний Курченко стало заходить на эти заправки, а потом выходить по мариупольскому направлению на территорию, подконтрольную Киеву.

Тут тоже была отработана схема. В Харькове у Жилина был хороший знакомый, Николай Черемухин. Он в 90-х был уволен из МВД, а в 2004 году его назначили на должность первого заместителя начальника управления СБУ по Харьковской области. В это время Женю Жилина и познакомили с Черемухиным, а вскоре откомандировали из УБОПа в СБУ. С тех пор они достаточно хорошо поддерживали отношения. Так вот, сразу после Майдана Черемухин ушел в украинский добровольческий батальон «Харьков-2», где отвечал за обеспечение батальона. «Харьков -2» стоял на мариупольском направлении. По этому направлению и пошло топливо, — говорит Андрей из окружения Жилина.

Шло оно, очевидно, и на снабжение украинской армии. Например, в феврале 2015-го, то есть на фоне боев за Дебальцево, министерство обороны Украины заключает контракты с компаниями Еремеева на 593,91 млн гривен. Чуть позже — еще на 99,23 млн гривен, с ООО «Вог Аэро Джет».

Общак и табак

Но это будет позже. А в декабре 2014 года прошло еще одно важное событие: сходка воров в законе и криминальных авторитетов, которым тоже нужно было понять, как жить в условиях новой реальности.

Обсуждается система квот, работы общаков и того, как теперь будет работать Донецк. Решили, что донецкие воры большую часть времени будут проводить в Крыму или в Донецке.

Один из важных вопросов: как обеспечить работу и сбыт завода «Хамадей», который был до войны и остается сейчас лидером рынка контрафактного табака? «Хамадей» производит и поставляет всю номенклатуру, начиная от самых дешевых сигарет и заканчивая «Парламентом» и смесями для кальянов.

В многострадальном Дебальцеве — вторая фабрика, что получает упаковки для сигарет, выходящих в Европу (не за это ли бились на самом деле?). Так как территория по факту не контролируется никем, то сложно отследить, как уходят сигареты. То же самое, кстати, происходит и с алкоголем, на который клеят любые, самые красивые этикетки.

дебальцево

На фото: Дебальцево

Контроль за заводом «Хамадей» исторически приписывался Михаилу Ляшко. Во время начала боевых действий Миша Косой жил в Донецке, но позже переехал в Крым.

Когда Янукович сбежал, Михаил Михайлович остался за главного. Говорят, что Бобков, тогда еще предприниматель, близкий к «Люксу», с ним согласовывал свои действия, схемы вывоза металлолома проходили все через Михаила Михайловича, — вспоминает близкий Жилину Андрей.

Поставками топлива в «ДНР» занимается фирма «Донуглемет», которой дали право работать как крупному монополисту особым распоряжением Захарченко вскоре после того, как он возглавил республику. Считается, что эта компания также подконтрольна людям олигарха Рината Ахметова.

К началу 2015 года вроде бы возникло хрупкое равновесие, но в феврале 2015-го Файницкого арестовали сотрудники правоохранительных органов «ДНР». Позже отпустили, и он выезжает в Москву, но через некоторое время возвращается. Смотрящий за заправками украинского бизнесмена Еремеева, партнера Курченко, получает угрозы в свой адрес, и его вывозят и прячут.

Это была целая спецоперация, ночью мы вывозили его на машинах, машины при этом меняли, и в общем-то все получилось. Сейчас он в безопасности, — утверждает источник в МГБ «ДНР».

После этого и Жилин, и Курченко оказались отрезаны от топливных схем «ДНР».

Шахты и копанки

С началом боевых действий на востоке Украины начинаются перебои с поставкой угля, хотя сами шахты работают (за исключением тех, которые попадают под обстрелы).

Официальные цифры службы региональной статистики: объем производства угля в Донецкой области за январь — март 2015 года упал в 3,1 раза по сравнению с 2014 годом. В начале 2015 года была официально запрещена торговля углем между Украиной и самопровозглашенными республиками. Но из любого правила бывают исключения.

Первый, кто договорился о вывозе своего угля, был Ринат Ахметов. В феврале 2015 года ДТЭК Востокэнерго и Центрэнерго официально разрешили вывозить уголь из зоны АТО — с предприятий Свердловантрацит и Ровенькиантрацит (это территория «ЛНР»).

ООО «ДТЭК «Свердскантрацит» объединяет 5 шахт, 3 обогатительные фабрики. Одна из них — шахта в поселке «Красный партизан».

Ни на один день эта шахта не переставала работать, отправка угля была регулярной, — рассказывает один из казаков, представившийся Вадимом.

Шахтеры получали зарплаты, сначала, как и раньше, достаточно высокие по украинским меркам, от 7000 гривен. Но потом начались задержки с выплатами, и зарплаты упали. Деньги стали давать в рублях, плюс забирать стали отчисления «на проведение АТО» (юридически-то предприятия по-прежнему украинские). Сегодня средняя зарплата 7000 рублей — то есть в три раза меньше. Что касается казаков, ты мы сотрудничали с руководством, осуществляли охрану и работу предприятия, так сказать, защищали от набегов бандитов. За это получали зарплату. Платили нам атаманы. С атаманами рассчитывались углем: давали копанку для работы — и всё, - говорит казак.

Территория шахт Рината Ахметова (практически вся) контролировалась казаками. Казаки сотрудничали с «ЛНР», но предпочитали жить по своим законам. Атаман Козицын в декабре 2014 года уехал из республики, но все его подчиненные остались.

Например, Свердловск контролировали люди Рима, а, соответственно, в зоне его ответственности была граница с Россией в районе Гуково. Ровеньки контролировал атаман Конкин, один из немногих местных казаков, Стаханов — Павел Дремов. Под казаками были Славяносербск и село Пионерское — это два контрабандных выхода на территорию Украины. В Славяносербске есть переправа на украинскую территорию в район села Лобочево. За контрабанду отвечал казак с позывным «Баги», а на Пионерском, что напротив станицы Луганской, — «Миша Чечен», — вспоминает мой собеседник-казак.

Но для поставок угля такая сложная система контрабанды не была нужна. Уголь выходил и выходит по железной дороге, согласованно с правительством «ЛНР». Эта система нужна была для провоза продуктов питания, вещей, алкоголя и табака. Также через эту переправу шел лом золота и серебра.

Золото заходило на территорию ровеньковского ювелирного завода «Агат», где производилась продукция и для Украины, и для России».

Топливо войны

Ровеньки кажутся неприметной точкой даже на карте «ЛНР», но заслуживают серьезного внимания.

В Ровеньках всегда была и есть нефтебаза Мельничука, а это человек Зюкова Юрия Евгеньевича, — рассказывает мне луганский казак Вадим.

Из контекста следует, что про Зюкова должен знать каждый уважающий себя человек. Личность и правда многогранная. — Зюков был замминистра угольной промышленности Украины при Януковиче. Недавно его пытались вернуть на прежнюю должность, но кто-то из нардепов стал возмущаться: как мы можем доверять человеку, который является советником министра угольной промышленности «ЛНР». Зюков это опроверг, но факт в том, что у него в Ровеньках на Бедняцком хуторе стоит шикарный дом. Первое общение компаньонов Зюкова — Мельничука и главы «ЛНР» Плотницкого — было через атамана Конкина.

Сам атаман Конкин рассказывает:

Весной 2014 года на базе у Мельничука хранилось 800 тонн солярки — вернее, печного топлива, принадлежащего Зюкову Юрию Евгеньевичу. Звонят мне из Луганска от Болотова (на тот момент — глава «ЛНР») и говорят: такие-то люди приедут за топливом, их надо принять. Потом поступил приказ: оставить бензовозы и встретить других ребят. Приехали: шикарно одетые, все в черном, в разгрузках, в брониках легких. Кто это был, до сих пор не знаю. Они с Мельничуком поговорили, свозили его в посадку и начали вывозить его топливо. Я знал и Мельничука, и его отца, поэтому когда он пришел и попросил о помощи, то мы договорились, что он будет платить зарплату моим казакам, а они будут осуществлять охрану всех его предприятий. В это время атаманы Козицын и «Рим» поставили свои таможни при выезде из города. Я съездил к обоим и предложил, что тоже поставлю свой пост и буду брать и с того, и с другого. Потом Козицын дал команду, что «козак козака грабить не может». Тогда ввели пропуска, все знали, что объект находится под охраной такого-то казачьего полка, и никто не трогал.

Зюков Юрий Евгеньевич в 90-х был директором шахты им. Космонавтов в Ровеньках. Тогда к нему приехали представители донецкой группировки «Люкс» и предложили взаимовыгодное сотрудничество. В 2002 году, когда Виктор Янукович стал премьер-министром, Зюков стал гендиректором ГП «Ровенькиантрацит».

Тогда уже было понятно, что шахты не приносят такой прибыли, как нелегальные копанки.

В Ровеньках Зюков взял копанки под свой контроль, обложив их определенным процентом: часть брал себе, а часть платил сотрудникам правоохранительных органов за «крышу», еще часть платил «Люксу». В 2004 году Зюкова повышают до директора «Луганской угольной компании» (это 20 шахт). В 2006-м Зюков становится заместителем министра угольной промышленности.

Через некоторое время Зюков возвращается на Ровенькиантрацит, а в 2010 году он уволился. В это время у него возникает конфликт с «Люксом».

И на Зюкова было возбуждено уголовное дело — так что на некоторое время ему приходится уехать из Украины. За это время Ровенькиантрацит отошли Ринату Ахметову, копанками стал заниматься старший сын Януковича, Александр, а контроль за ними осуществлял сын Александра Ефремова (см. действующие лица) — Игорь.

5 апреля 2014 года Юрий Зюков в очередной раз занимает пост заместителя министра энергетики и угольной промышленности Украины. Юрий Евгеньевич сразу же начал пытаться вернуть контроль за копанками. Параллельно он лоббирует завоз угля из ЮАР.

Луганский казак Вадим говорит:

Наши казаки охраняли «копанки», которые принадлежали Зюкову, их было порядка 30 в 2014—2015 годах. Плюс Мельничуку и Зюкову принадлежит горно-обогатительный комбинат «Дарьевская».

(Александр Александрович Мельничук — директор Ровеньковской нефтебазы, на которую поставлял топливо фирмы олигарха времен Януковича Сергея Курченко.)

Зачем Мельничук приходил к Плотницкому, мы все знаем, он сделал Плотницкому предложение, которое его устроило. Он разработал план перемещения угля на Украину из копанок — конечно, Плотницкому идея понравилась. Уголь из копанок пошел и на Россию — через предприятия типа «Луганскуголь».

С начала 2015 года Александр Мельничук становится заместителем министра угольной промышленности «ЛНР» Лямина.

А сбыт металлолома в «ЛНР» контролировал тоже ОПГ «Люкс» — через казаков.

На украинскую территорию металл выходил из Первомайского на Золотое, там стоял батальон, который был в курсе, что и куда идет, — говорит казак Вадим.

На Золотом, действительно, стоит батальон «Луганск-1», состоящий из бывших милиционеров Луганска.

Война за денежные знаки: сколько можно заработать на разграблении Донбасса?

Второй клондайк в Ровеньках — это ювелирный завод «Агат». Его директором был депутат горсовета, член «Партии регионов» Александр Рак. В 90-х Рак возглавлял одну из самых жестоких и сильных ОПГ, в нее входил и нынешний министр энергетики «ЛНР» Александр Мельничук. Они сотрудничали с «Люксом», но в компетенцию Рака входила торговля углем и металлом, контрабанда алкоголя и скупка драгметаллов. Позже Рак легализовал свой бизнес, открыв ювелирный завод. К 2014 году на предприятии Рака работали 500 человек. К началу обострения конфликта Рак отрыто поддерживал «Русский мир».

Александр Рак работал на своем предприятии, у него была своя охрана, очень серьезная. Он помогал и нам. А с Раком произошло вот что. Некий Павел Резник провозгласил себя главой пограничной комендатуры в Дебальцеве. В этот день он совершил нападение на нашу базу. Мы их разоружили и задержали, в том числе Резника и Рака. Я отпустил всех, кроме Резника, и больше ими не интересовался. Кто-то мне говорил, что Рак взял крупную сумму денег на открытие банка и пропал. Супруга его осталась следить за заводом. Насколько я знаю, завод работал все два года, — говорит Конкин.

Поставки угля из «ЛНР» шли как по часам.

Я видел, как пришли вагоны с углем на Счастьинскую ТЭС. Они пришли в таких стареньких вагонах РЖД, — рассказывает мне журналист Алексей Бобровников, который летом 2015 года снимал репортажи о контрабанде, для телеканала ТСН.

После боев за Дебальцево казачья вольница постепенно ослабевает, люди и структуры Рината Ахметова, наоборот, уверенно, уже на основании белых контрактов, поставляют уголь на предприятия Украины. Евгений Жилин с арестом министра угольной промышленности «ДНР» Файницкого теряет топливный заработок, после чего едет искать счастья в «ЛНР» в сопровождении Андрея Козыря, находящегося в розыске в Украине.

Они приезжают к российскому «куратору» комендатуры «ЛНР» с позывным «Багдад», ведут с ним переговоры по поводу контрабандного топлива. Жилин дает своих людей «Багдаду» в качестве охраны, и она ездит с ним повсюду.

«Багдад» организует встречу с министром топлива, энергетики и угольной промышленности «ЛНР» Дмитрием Ляминым. Но министра не заинтересовывают предложения Жилина. Может, потому, что Лямин считается человеком бывшего «главного игрока» и луганского губернатора — Ефремова?

Тогда Жилин пытается найти выход на премьер-министра республики Геннадия Цыпкалова, у которого есть ряд собственных заправок, а также договаривается о том, что охранное предприятие Цыпкалова и главы МВД «ЛНР» с позывным «Корнет» будет охранять предприятия «угольного» замминистра Александра Мельничука и Рината Ахметова.

И вот топливо Курченко, уже российского олигарха, начинает идти не в «ДНР», а в «ЛНР». А в Украину оно попадает железнодорожными составами. «Багдаду» же в качестве благодарности дали ряд копанок, причем ответственными за копанки стали два человека из комендатуры с позывными «Учитель» и «Эколог».

контрабанда, Донбасс

Кровавые деньги Донбасса. Часть 2

Новая газета