08-12-2014 21:28

Украинские олигархи: как не стать миллионером?

Катастрофическое ухудшение ситуации в украинской экономике начинает сказываться на доходах олигархов. Угроза для их дальнейшего бизнеса в Украине становится все более реальной и ощутимой.

Коломойский: битва за нефтегривны

Эксперты и СМИ сходятся во мнении, что совладелец днепропетровской финансово-промышленной группы (ФПГ) "Приват" Игорь Коломойский сейчас на вершине пирамиды.

Но это касается главным образом его политического влияния.

В экономике Украины оно конвертируется сейчас разве что в секторе розничной продажи нефтепродуктов, где "Приват" контролирует примерно 25% всех автозаправочных станций (АЗС).

Что же касается, например, Приватбанка, то там дела обстоят далеко не радужно – судя по тому, что для пополнения ликвидности в текущем году он был вынужден взять взаймы у Нацбанка 18 млрд грн. в виде кредитов рефинансирования.

Понятно, что если за январь-октябрь из украинских банков забрали 53,226 млрд грн. и $7,29 млрд – этот процесс не мог обойти и крупнейшее в стране финучреждение по размеру активов.

Кроме того, правительством ведется постоянное наступление на позиции И.Коломойского в нефтяной отрасли, где он чувствует себя наиболее вольготно.

Например, премьеру Арсению Яценюку все же удалось добиться от крупнейшей нефтедобывающей компании "Укрнефть" уплаты дивидендов в сумме 1,3 млрд грн. за 2011-2013 гг.

Формально у государства в "Укрнефти" 50%+1 акция, однако фактически компания контролируется "Приватом", у которого около 42% в этой компании.

Поэтому несмотря на то, что поручение премьера о созыве собрания акционеров "Укрнефти" датируется 17 июля, само собрание состоялось только 10 октября, т.е. спустя 3 мес. Тем не менее, на нем все же было принято решение о перечислении дивидендов государству. Хотя, по мнению экспертов, И.Коломойский в данном случае сделал лишь символическую уступку и не более того.

Директор консалтинговой группы "А-95" Сергей Куюн отмечает, что из "Укрнефти" "приватовцами" выводится до 50% дохода. По его подсчетам, только с помощью фиктивных убытков при продаже бензина и дизтоплива через свою сеть АЗС "Укрнефть" вывела из-под налогообложения 3,9 млрд грн. дохода в 2011-2013 гг. То есть, и прибыль компании должна быть гораздо выше. А значит, государство на собрании акционеров 10 октября получило в лучшем случае 50% от реальных дивидендов.

Доподлинно известно, что премьер-министр Арсений Яценюк был проинформирован об этой ситуации, утверждает С.Куюн. Но фактически согласился на условия И.Коломойского.

Что же касается ранее возбужденного уголовного дела в отношении должностных лиц "Укрнефти" и Украинской межбанковской валютной биржи (УМВБ), через которую "Приват" сам себе продает нефть по "льготным" расценкам – то оно зависло в недрах Генеральной прокуратуры Украины.

Точно также, ожидаемо, поставлено на паузу расследование злоупотреблений при скачивании технической нефти из магистральных трубопроводов государственной компании "Укртранснефть" для последующей переработки на Кременчугском НПЗ, контролируемом "Приватом".

Тем не менее, нельзя сказать, что совсем ничего не происходит.

Очевидно, что не добившись необходимого содействия от ГПУ, на которую он не очень влияет, А.Яценюк решил попробовать развалить действующую схему с другой стороны. А именно – вывести из состава аукционного комитета УМВБ Алексея Куща, который ранее занимал должность главы правления "Укрнефти" и вот уже много лет является игроком команды "Привата".

Нетрудно догадаться, что имея своего человека в органе, определяющем правила торгов, И.Коломойскому легко удается продавать сырье, выставляемое "Укрнефтью", на Кременчугский нефтеперерабатывающий завод по заниженным ценам.

Например, летом т.г. аукционный комитет принял новый порядок определения стоимости лотов. Он предусматривает скидку в 15% для стартовой цены украинской нефти по отношению к нефти сорта Brent, служащей эталоном для ценообразования.

Есть немало и других приемов, позволяющих сэкономить. Ну а сама продажа нефти по заниженным ценам позволяют уменьшить реальную прибыль добывающей компании, подлежащую налогообложению – как отмечал С.Куюн.

Вот почему НАК "Нефтегаз Украины" как мажоритарный акционер "Укрнефти" в конце ноября обратился к министру энергетики и угольной промышленности Юрию Продану с предложением вывести из аукционного комитета А.Куща и заменить его представителем "Нефтегаза". Будет ли это предложение услышано – сложно сказать. Очевидно, что Ю.Продан не хотел конфликтовать с И.Коломойским и старался не делать резких движений относительно ситуации в нефтяной отрасли. Однако в новом правительстве этот вопрос будет решать уже новый министр.

Параллельно наступление на группу Приват ведется и со стороны налоговой службы.

Еще с августа "Укрнефть" как добывающая компания перестала платить в госбюджет рентную плату за недропользование – около 500 млн грн. в месяц.Таким образом, по итогам ноября это будет уже 2 млрд грн. О причинах демарша можно только гадать. Самым вероятным представляется, что это протест против инициированного в июле А.Яценюком повышения ренты – как раз после этого "Укрнефть" и прекратила платежи.Тогда подобные действия надо рассматривать как попытку заставить правительство любо вернуть прежнюю ставку ренты, либо повысить ее на меньшую величину, которая станет предметом торга.

Хотя, стоит отметить, что учитывая те схемы минимизации налогообложения "Укрнефтью", упоминаемые выше, рента – единственный "твердый" платеж, на котором "Привату" невозможно "сэкономить".Так что, по идее, для А.Яценюка это тоже вопрос принципиальный.

Есть и еще одна версия, о ней упоминали представители "Укрнефти" в неофициальных комментариях для СМИ.По их мнению, действия И.Коломойского связаны с нерешенным спором из-за 2,06 млрд м3 газа, на которые претендует "Укрнефть" и который находится в подземных хранилищах государственного ПАО "Укртрансгаз".

Суть спора в том, что по законодательству компании с государственной долей свыше 50%, т.е. и "Укрнефть" в том числе, должны продавать добытый газ государству в лице НАК "Нефтегаз Украины" по фиксированным ценам. А он в свою очередь должен заниматься реализацией этого газа населению – тоже по фиксированным ценам, установленным Национальной комиссией регулирования энергетики и коммунальных услуг.

Но в этом случае рушится вертикальная интеграция бизнеса "Привата" в сфере производства минеральных удобрений. Сейчас принадлежащее днепропетровской группе объединение "ДнепрАзот" получает дешевый газ украинской добычи, поступающий от "Укрнефти". Тогда как все остальные предприятия отрасли, включая государственный Одесский припортовый завод (ОПЗ), вынуждены покупать гораздо более дорогой импортный газ. Так что вопрос для И.Коломойского принципиальный.

Еще с 2010 г. он сдал "ДнепрАзот" в аренду "Укрнефти" и теперь апеллирует к тому, что компания не продает газ на сторону, а использует вроде как для собственных нужд. Но поскольку у обеих компаний одни и те же собственники, по сути "приватовцы" арендуют производителя минеральных удобрений сами у себя. Как бы там не было, сами они считают, что справедливость в данном случае (как, впрочем, и всегда), на их стороне. Отсюда и объяснение рентного демарша.

Надо сказать, что в любом случае споры о том, кому продает газ "Укрнефть" и сколько она реально должна перечислять в госбюджет, следует решать без увязки с текущими налоговыми платежами, как это делает сейчас И.Коломойский.

Однако налоговики проявляют к нему лояльность, просто немыслимую, к примеру, в США и ЕС. Так, 15 сентября глава Государственной фискальной службы Украины Игорь Белоус сообщил, что у него был разговор с И.Коломойским.

По словам И.Белоуса, он объяснил фактическому владельцу компании необходимость перечисления в госбюджет рентных платежей со стороны "Укрнефти" и выразил надежду, что этот вопрос удастся решить в ближайшее время.

Но вот уже 10 ноября, т.е. 2 мес. спустя, И.Белоус снова появляется на телеэкранах и сообщает, что разговаривает об уплате 2,1 млрд грн. в госбюджет с руководством "Укрнефти", в т.ч. с акционерами. Можно ли представить себе ситуацию, что в США налоговики будут 2 мес. уговаривать кого-то заплатить? Конечно же нет: через 2 мес. этот плательщик будет сидеть в тюрьме, а его имущество конфискуют и продадут с молотка в счет погашения налогового долга.

Вот и наглядная иллюстрация на тему "Чем отличается дикий украинский капитализм от цивилизованного западного?".

НЭП: в Украине и на Донбассе

Тем не менее, катастрофическая ситуация с наполнением госбюджета вынуждает А.Яценюка принимать какие-то меры в отношении "Привата".

И вот уже 27 ноября И.Белоус сообщил, что налоговая служба арестует имущество "Укрнефти" и инициировала возбуждение уголовных дел по факту неуплаты налогов региональными подразделениями компании.Кроме того, авиабизнес "Привата" тоже оказался под ударом. Так, решением Хозяйственного суда Киева от 18 ноября арестованы счета компании "Международные авиалинии Украины", входящей в консорциум "Украинская авиационная группа" (УАГ) И.Коломойского.

По сравнению с "Укрнефтью" тут повод довольно пустяковый: неуплата 5,375 млн грн. обязательного сбора за перевозку пассажиров. Но он тем не менее призван показать решимость А.Яценюка бороться с "забывчивостью" олигарха, которая проявляется как только надо заплатить в бюджет.

Практически одновременно министерство юстиции отменяет приказ Государственной авиационной службы, который фактически позволял открывать новые маршруты только одной компании – все той же МАУ.

Как известно, глава Минюста Павел Петренко тоже считается человеком А.Яценюка.

Отметим, что по данным Государственной службы статистики пассажирские авиаперевозки в Украине за январь-октябрь упали на 13%, до 5,7 млн чел. и это безусловно сказалось на финансовом положении УАГ.

Новый союз олигархов

Рост политического влияния И.Коломойского после Евромайдана не устраивал абсолютно всех: как коллег-олигархов, так и действующую власть, которая видит в нем опасного конкурента.

В этой связи показательными выглядят итоги приватизации-2014.

Июльское заявление А.Яценюка, что она будет самой масштабной за все годы независимости, оказалось, мягко говоря, слегка преувеличенным. На самом деле правительству невыгодно распродавать государственные активы по ряду причин.

Во-первых, резко снижаются возможности для коррупционного обогащения, которые имеются только в госкомпаниях.

Во-вторых, происходит еще большее усиление ФПГ и, соответственно, уменьшение влияния власти на процессы в экономике. Вот и ответ на вопрос, почему 17 ноября Кабмин принял распоряжение № 1088-р о продлении сроков приватизации ОПЗ, на который претендует И.Коломойский.

Между тем на этот актив свои виды имеет и владелец холдинга Group DF Дмитрий Фирташ, который при В.Януковиче поставлял газ для ОПЗ и в сфере производства азотных минеральных удобрений является более крупным игроком, чем И.Коломойский.

В частности, его группа контролирует объединения "Ровноазот", черкасский и северодонецкий "Азоты", горловский "Стирол". Очевидно, что между этими двумя ФПГ и пойдет борьба за ценный актив.

Как известно, ОПЗ расположен в районе одесского порта "Южный" и за счет этого у предприятия в себестоимости отсутствуют затраты на транспортировку готовой продукции, которые есть у всех остальных предприятий.Дело в том, что производство азотных удобрений в основном ориентировано на экспорт и поставки потребителям ведутся преимущественно морским транспортом – танкерами.

К тому же ОПЗ понемногу, но постоянно проводит модернизацию своих мощностей, снижая расход природного газа при выпуске карбамида и аммиака. Сдавать ОПЗ и другие активы И.Коломойскому "по старой дружбе" А.Яценюк и президент Петр Порошенко, очевидно, отказались. Этим объясняется рост напряженности в отношениях между "Приватом" и остальными ФПГ, представленными во власти.

Отсюда и скандалы в новой Верховной Раде, и показательные вызовы на допрос в ГПУ бизнес-партнеров И.Коломойского по "Привату", которые одновременно являются его заместителями на госслужбе.

В итоге за госпакет в 25% акций в ПАО "Закарпатьеоблэнерго" И.Коломойскому с Д.Фирташем уже пришлось выяснять отношения "в рукопашную", т.е. на биржевых торгах, состоявшихся 26 ноября на УМВБ.

Острая конкуренция между ними способствовала тому, что лот, выставленный с символической стартовой ценой 65,38 млн грн., был продан в 3,9 раза дороже, за 255 млн грн. Победителем стала финансовая компания "Фаворит", которая по данным участников рынка действовала в интересах Д.Фирташа. Таким образом, есть все основания полагать, что и приватизация ОПЗ, если она вообще состоится, будет проходить по аналогичному сценарию.

Отметим, что ранее "Закарпатьеоблэнерго" контролировала словацкая группа VS Energy, конечными владельцами которой являются авторитетные российские предприниматели. В СМИ их называют лужниковской группировкой: это Михаил Воеводин, Евгений Гинер, Александр Бабаков. Но в 2013 они продали 50% "Закарпатьеоблэнерго" группе Д.Фирташа.

Тем не менее, несмотря на все нынешние сложности в украинско-российских отношениях VSE из Украины уходить никуда не собирается.

Это стало понятно после того, как на биржевых торгах 28 ноября группа купила у государства 25% ПАО "Черновцыоблэнерго", в котором у нее ранее уже был сконцентрирован контрольный пакет.

Таким образом, российские олигархи при П.Порошенко и А.Яценюке чувствуют себя в украинской бизнес-среде как рыба в воде – вопреки воинственной антироссийской риторике президента и премьера, звучащей с телеэкранов и предназначенной для широких масс.

Еще один вывод следует из этих продаж: дерибан украинской госсобственности по-прежнему происходит в узком кругу посвященных, на манеже все те же и появления новых игроков не предвидится.

На это указывает и решение правительства А.Яценюка от 17 ноября отказаться от размещения 5% акций ОПЗ на одной из крупных международных фондовых бирж, т.е. от проведения IPO.

Во-первых, для этого следует привести бухгалтерию предприятия к международным стандартам и провести независимый международный аудит. А он может выявить и обнародовать неприятные для власти факты - как отмечалось выше, госкомпании в украинских реалиях по сути своей непаханое поле коррупционных возможностей.

Во-вторых, таким образом, будет получена реальная оценка стоимости предприятия. А она может оказаться в разы выше той, что готовы заплатить ФПГ Д.Фирташа и И.Коломойского.

И чтобы ни у кого потом не возникало недоуменных вопросов – почему предприятие стоимостью, к примеру, $1 млрд продали за $500 млн, - вот поэтому и решено 5% ОПЗ на IPO не выводить.

Широким массам будет достаточно знать, что цена продажи в 3-4 раза превысила стартовую, как в случае с "Закарпатьеоблэнерго". А то, что это в 3-4 раза меньше реальной стоимости актива – вот это широким массам знать совсем необязательно.

На то они, понимаешь, и массы. Разве что в I квартале следующего года американская корпорация AES может выложить большие деньги за ПАО "Центрэнерго". А заодно восстановить сгоревшую в 2013 г. Углегорскую ТЭС, входящую в эту компанию.

Ахметов: борьба за выживание

При В.Януковиче "Центрэнерго" через поставки угля контролировалась ассоциацией ДРФЦ его старшего сына Александра. Сейчас на этот актив мог бы претендовать владелец холдинга SCM Ринат Ахметов.

Но только теоретически. Во-первых, Р.Ахметов прямо или опосредованно контролирует все остальные украинские компании в сегменте теплогенерации и никто не даст ему довести долю рынка до 100%.

Во-вторых, на политическом олимпе положение владельца SCM не слишком устойчивое из-за той обстановки, которая сейчас царит в Украине.Тут бы удержаться и не упасть, о движении вверх и вперед говорить не приходится. Пожалуй, в плане экономики Р.Ахметов – наиболее пострадавший от войны на Донбассе олигарх.

Да, у того же И.Коломойского тоже остановился ферросплавный завод в Стаханове. Но продолжают работать аналогичные предприятия в Запорожье и Никополе.

А у Р.Ахметова на Донбассе сосредоточена основная часть сталеплавильных и коксохимических мощностей. Кроме того, И.Коломойский на подконтрольных украинских предприятиях нигде не занимался масштабной реконструкцией и модернизацией производства. В лучшем случае поддерживал его в рабочем состоянии и не более того. Зато теперь у него нет проблемы расчетов по кредитам с западными банками.

А у владельца SCM все не так просто. Потому что он и до кризиса 2008 г., и после него довольно много вкладывал в развитие производства. И под это дело привлекались крупные займы.

Теперь же холдинг "Метинвест", включающий горно-металлургический бизнес SCM, в октябре обратился к кредиторам с предложением о реструктуризации долга.

Он предложил держателям своих еврооблигаций на $500 млн с погашением 20 мая 2015 г. получить в указанную дату 20% основной суммы долга, обменяв оставшуюся на новые еврооблигации с погашением 24 ноября 2017 года.

Кроме того, Первый украинский международный банк Р.Ахметова выступил с аналогичной инициативой: предложил держателям кредитных обязательств на $252,5 млн со сроком обращения до декабря 2014 г. обменять на новые ценные бумаги с погашением в декабре 2018 г.

О привлечении новых займов под развитие бизнеса либо его стабилизацию в таком случае и говорить не приходится.

Как отмечалось на международной инвестиционной конференции "А fresh look at Ukraine" в Киеве 28 октября, сейчас западные банки вообще не хотят кредитовать украинский бизнес, даже в Киеве.

А у Р.Ахметова часть активов находится непосредственно в зоне боевых действий. Это Енакиевский (ЕМЗ) и Макеевский металлургические заводы (ММЗ), Харцызский трубный завод (ХТЗ), Авдеевский коксохимический завод (АКХЗ) "Метинвеста", а также шахта "Комсомолец Донбасса" в пос. Кировское холдинга ДТЭК.Мариупольский меткомбинат им.Ильича и "Азовсталь" – это прифронтовая зона. Поэтому надо полагать, что ни один западный банкир, будучи в здравом уме, не решится в таких условиях кредитовать.

А ведь займы бывают нужны не только долгосрочные, под инвестиционные проекты, но и краткосрочные – например, для поддержания ликвидности в условиях задержки с возвращением металлургам и энергетикам экспортного НДС.

В свою очередь, падение мировых цен на железную руду негативно влияет на прибыль горнодобывающего дивизиона "Метинвеста", включающего Северный, Центральный и Ингулецкий горно-обогатительные комбинаты в Днепропетровской обл.

В ноябре стоимость руды с 62% содержанием железа на условиях поставки в порты Китая (берется как эталон при формульном расчете контрактной цены добывающими компаниями) рухнула до $72/т. – против $136/т. в декабре 2013 г.

Соответственно упала и доходность, и прибыль ГОКов Р.Ахметова – ведь сократить себестоимость пропорционально такому обвалу никто не в состоянии.

Кроме того, утрата контроля над рядом угольных объединений ДТЭК, оказавшихся на территории ЛНР, вынудила энергохолдинг донецкого олигарха перейти на закупку за рубежом угля для своих украинских теплоэлектростанций.

Обесценивание гривны в 2 раза к декабрю 2013 сделало такие закупки довольно дорогим удовольствием и пока рост затрат не компенсируется путем повышения тарифов Национальной комиссией регулирования рынка энергетики и коммунальных услуг.

Т.е. снова речь идет о резком снижении доходности бизнеса бывшего «олигарха №1». Это подтверждается официальными данными группы "Метинвест", в соответствии с которыми ее консолидированная выручка от продажи металлопродукции в январе-сентябре сократилась на $805 млн, железорудной продукции – на $419 млн, угля – на $90 млн, кокса – на $101 млн.

При этом в условиях вынужденного простоя металлургических заводов в зоне АТО основной упор холдингом делался на сырьевой сегмент, т.е. на ГОКи.

Так, горнорудный дивизион за 9 мес. дал операционную доналоговую прибыль EBITDA $1,372 млрд, а в металлургическом дивизионе – только $566 млн.

Однако сейчас наибольшая угроза деятельности "Метинвеста" и других ФПГ на Донбассе исходит не от сепаратистов, а от правительства Украины, которое пытается воздействовать на регион путем экономической блокады.

По сообщениям СМИ, "Укрзализница" готовит изменения в порядок расчетов отправителей и получателей грузов за перевозки в зоне АТО.

Новшества предусматривают запрет грузоотправителям оплачивать перевозку груза на станции отправления – теперь это можно делать только на станции назначения.

Проще говоря, УЗ хочет перекрыть основную часть финансовых потоков в адрес ГП "Донецкая железная дорога", которое сейчас находится под контролем ДНР.

В свою очередь, ДонЖД останавливает отправку вагонов по всем направлениям. На практике это означает прекращение грузоперевозок по Донбассу.

После остановки грузоперевозок у Р.Ахметова в течение 3-4 дней существует высокая вероятность остановки меткомбинатов в Мариуполе, ЕМЗ и ММЗ, АКХЗ, ХТЗ, днепропетровских ГОКов, Зуевской ТЭС.

Совершенно очевидно, что такая мера ударит не только по доходам олигарха, но и по поступлениям в украинский госбюджет.

Кроме того, если железнодорожная блокада продлится достаточно долго, существует риск сценария, при котором ДНРовцы просто порежут эти предприятия на металлолом.

На работающие заводы они, конечно же, не сунутся. А вот простаивающие объекты такого плана – слишком большое искушение для "металлистов".

Собственно, все это мы уже проходили в 1990-х гг., когда по такой схеме исчезли десятки предприятий как на Донбассе, так и по всей Украине.

Виталий Крымов, "ОстроВ"